КАРТА САЙТА
  ПОИСК
полнотекстовый поиск
ФОРУМ ВИДЕО
ИГРЫ: НОВЫЕ    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-В Г-З И-М Н-П Р-Я

ЛЕГЕНДЫ И СКАЗАНИЯ

Опубликовано в журнале
«Лучшие компьютерные игры»
№9 (70) сентябрь 2007
вид для печати

Star Wars
История далекой, далекой галактики. Часть третья

...Радуйся, мой непутевый падаван. Сегодня утром я решил, что довольно с тебя истории нашей галактики и моих поучений — ты все равно меня никогда не слушаешь. Все, продолжения не будет...Что? Все-таки хочешь услышать, что было дальше? Интересно, что это на тебя нашло, хе-хе. Ну да ладно, приготовься услышать мой последний рассказ...

Новый порядок

51KB

Та легкость, с которой Палпатин захватил власть, удивляла многих, но я почти уверен, мой ученик, что гибель Старой Республики была закономерной. Ведь в кои-то веки верховный ситх действовал осторожно и поэтапно. Шаг за шагом, под предлогом защиты граждан Республики от внешних и внутренних угроз (вспомнить только марионеточную Конфедерацию и никогда не существовавший «заговор джедаев»), Палпатин крал у своих подданных свободу по кусочкам... пока ее почти не осталось. Самое странное, что Дарт Сидиус устанавливал в Империи порядки, не свойственные хаотичным, порывистым и склочным ситхам. С сухим бездушием он расписывал жизнь миллиардов подданных по шаблону. Действительно, удивительный ситх...

Правой рукой Палпатина уже тогда был Дарт Вейдер, бывший Анакин Скайуокер. И до трагедии на Мустафаре Анакин не отличался духовной стойкостью, а после того, как его тело буквально собрали по кусочкам и заковали в механизированную броню, он и вовсе потерял опору. Раньше такой опорой были его наставник Кеноби и возлюбленная Падме Амидала, а теперь оба стали его врагами, а новый наставник — император Палпатин — заметно охладел к своему ученику после того, как механические имплантаты убавили восприимчивость Анакина к Силе.

Впрочем, пока имперские дознаватели под присмотром Дарта Вейдера вершили на планетах свое правосудие, в мирах бывшей Старой Республики назревало восстание.

Восстание

24KB

Итак, утверждение Империи было в самом разгаре. На руках Вейдера и его верного 501-го легиона штурмовиков (да, это те самые клоны, что некогда прославились в войне с дроидами Конфедерации) была уже кровь нескольких десятков джедаев-наставников. Но гораздо более странным кажется то, что в Империи ухудшилось отношение ко всем «нечеловеческим» расам. Едва ли это исходило от самого Палпатина, который не брезговал иметь дело с самыми разными народами галактики, а учитель его, Дарт Плагеис, был и вовсе не-человеком. Видимо, это самоуправство высших чинов, которое позже обернулось дурными последствиями для Империи.

Начало восстанию положила группа бывших сенаторов, таких как приемный отец принцессы Леи — Бейл Органа, а также почтенная госпожа Мон Матма. Они-то и подписали декларацию, ставшую главным документом Альянса Восстановления Республики. С армией клонов на равных сражаться было некому, да и имперскому флоту повстанческий был не чета, но вот тут-то свою роль сыграла расовая нетерпимость имперских чиновников: угнетаемая раса каламари, славная своими кораблями, взялась за создание космических сил Альянса. Да и легкая авиация появилась не в последнюю очередь благодаря излишней «хозяйственности» приближенных Палпатина: инженеры военной компании «Инком», недовольные национализацией своего предприятия, обеспечили повстанцев всем необходимым для создания знаменитых истребителей X-wing.

Первое время действия повстанцев напоминали попытку пробить лбом кирпичную стену — самоотверженно, но чертовски неэффективно. Однако, как выразился некогда один из падших джедаев, дурной пример заразителен. Вскоре по всей Империи распустился целый цветник мятежей, и особенно досталось ставленникам Палпатина на «нечеловеческих» планетах. Оказалось, что штурмовиков-карателей на все миры не хватает, да и средство устрашения у Империи было только одно — Дарт Вейдер.

— Анакин, тебя ждет Кашийикское восстание. Отправляйся туда со своим 501-м.

— Но, повелитель Сидиус, я не могу поспеть везде. Планет много, я один. Было бы их чуть поменьше...

— Поменьше... Это хорошая идея...

Да, мой хмурый падаван, это была шутка. Наверняка идея создания Звезды Смерти пришла в голову Палпатину иным образом. Но именно эта огромная станция с излучателем колоссальной мощи, способная уничтожать целые планеты за считанные часы, должна была держать всю галактику в страхе перед императором. Меньше планет — меньше проблем?

Звезда Смерти и старые счеты Дарта Вейдера

Как тебе известно, падаван, принцесса Падме, возлюбленная Анакина Скайуокера, умерла при родах уже после того, как Анакин окончательно порвал свою связь с Ашлой, светлой стороной Силы. Только что родившихся младенцев решено было разделить: девочку Лею взял на воспитание опальный сенатор Бейл Органа, а мальчика Люка увез на Татуин бывший наставник Скайуокера-старшего, Оби-Ван Кеноби. И если Лея выросла в аристократическом семействе, то Люк возмужал в бедной лачуге на пустынной планете, воспитанный своим дядей Оуэном Ларсом. До поры до времени Кеноби лишь изредка навещал юного Люка, представляясь ему «дядей Беном» и скрывая личность его отца. Не иначе чувствовал старый Оби-Ван, что этому парнишке и предстоит свергнуть тиранию ситхов. Такова уж участь Скайуокеров (да и вообще всех «избранных») — быть орудием в руках судьбы.

А пока на Татуине семья Люка боролась за выживание с засухой и тускенскими налетчиками, Лея, как и положено члену дома Органа, с головой окунулась в дела восстания. О том, что Палпатин готовит по мятежникам грандиозный удар, догадаться было несложно, но суть замысла держалась имперцами в секрете. Так что повстанцы пошли по испытанному пути — компенсируя слабость самопожертвованием, выкрали у имперцев прямо из-под носа секретные данные о сооружении Звезды Смерти.

25KB

В погоню за украденными планами бросился лично Дарт Вейдер, даже не подозревая, какая удивительная встреча ему предстоит. Ведь незадолго до этого группа адептов Богана, называвших себя Пророками Темной Стороны, взялась за... реинкарнацию Дарта Мола. Неизвестно, использовалась ли тут древняя ситхская алхимия или это было новомодное клонирование, но Пророки твердо решили, что союз «хитреца» Палпатина и «слабака» Вейдера позорит учение Богана, и единственный, кто может бросить им вызов, это погибший на Набу Дарт Мол, бывший ученик Сидиуса.

Мол, раздираемый внутренними противоречиями и обозленный на своего былого наставника, принялся за дело с решимостью и в то же время неким фатализмом. На вулканической луне Калакар VI два ученика императора — Дарт Вейдер и Дарт Мол — встретились. Вейдеру вновь пришлось вспомнить свой бой на Мустафаре с Кеноби, среди рек лавы и раскаленной серы. Победа Мола, великолепного фехтовальщика, была неотвратима, но когда забрак уже зашел Вейдеру за спину и замахнулся, чтобы покончить с ним раз и навсегда, Анакин пронзил мечом и себя, и противника. Для Дарта Мола эта битва стала последней, а для полумеханизированного Анакина Скайуокера — лишь еще одним звеном в длинной цепи чудесных спасений.

Когда чудом выживший Вейдер после множества операций по пересадке имплантатов вновь предстал перед Палпатином, тот казался ничуть не удивленным. Было ли перерождение Мола очередным испытанием, приготовленным для Анакина Дартом Сидиусом — этого мы никогда не узнаем.

Новая надежда

Несмотря на преследовавшие Вейдера неудачи, доставить планы в штаб Альянса повстанцам не удалось. Даже после множества отвлекающих стычек корабль принцессы Леи, «Тантив IV», был захвачен личной гвардией Вейдера, а сама принцесса предстала перед своим истинным отцом. Правда, семейная встреча теплотой не отличалась: Вейдер без колебаний подверг пыткам собственную дочь, впрочем, сам о том не догадываясь.

Но для Альянса еще не все было потеряно. Планы Звезды Смерти умыкнули у Дарта Вейдера из-под самого носа: перед захватом «Тантива IV» Лея доверила всю информацию астромеханическому дроиду R2-D2. Он, а также протокольный дроид 3-CPO были сброшены на поверхность Татуина в надежде, что наставник Кеноби (а Лея знала, что опальный джедай скрывается именно там) обнаружит их или они обнаружат его. Смелая надежда, учитывая, что найти двух дроидов на целой планете — нетривиальная задача.

Но, как говорят тви-леки, от судьбы не уйдешь. Оба дроида попали к джавам, коренным обитателям Татуина, а те продали «говорящие железяки» Оуэну Ларсу, воспитателю Люка. Стоит ли говорить, что вскоре Люк обнаружил сообщение с просьбой о помощи от принцессы Леи и передал его «дяде Бену» Кеноби.

32KB

Теперь у джедая возник второй шанс воспитать «правильного» Избранного. Уговаривать Люка присоединиться к Альянсу долго не пришлось: имперские агенты, пущенные по следу дроидов, учинили на Татуине настоящую охоту на ведьм, в которой погибли и все его родные. Так что покидать песчаную планету «Бену» Кеноби и Люку Скайуокеру пришлось на судне контрабандистов, «Тысячелетнем Соколе» Хана Соло и его друга вуки по имени Чубакка.

Однако вскоре предупреждение об опасности стало бесполезным. Луч Звезды Смерти разрушил Альдераан, а вместе с ним погубил и цвет руководства Альянса. Теперь планы устройства Звезды Смерти могли помочь лишь в одном — в освобождении принцессы и уничтожении станции. Не буду рассказывать тебе, падаван, о перипетиях чудесного спасения Леи, скажу только, что побег стал возможен лишь благодаря самопожертвованию Оби-Вана Кеноби, вступившего во второй свой поединок с Анакином Скайуокером и задержавшего погоню. Но и тут старый Кеноби умудрился «проиграть непобежденным». За мгновение до того, как световой меч Вейдера рассек его одеяния, Оби-Ван превратился в бестелесного призрака. Это был апогей его единения с Силой, а для тебя, мой ученик, это доказательство того, что не только ситхские правители умеют становиться фантомами. Что бы ни говорили там эти шарлатаны-ситхи...

Битва при Явине

Погоня за сбежавшей принцессой привела Звезду Смерти к повстанческой базе на планете Явин 4. Это была критическая точка всего восстания, победа Империи означала бы, что Альянс умрет, едва родившись. Единственный шанс на победу давала гибель гигантской станции, и украденные планы позволили найти единственную уязвимую точку супероружия Империи, термальный излучатель. Хочешь знать, падаван, насколько легко было поразить эту точку? Настолько же легко, как замерзнуть на Татуине. Правильно, почти невозможно.

Но чудо, тем не менее, произошло. И имя этому чуду — Люк Скайуокер. В решающий момент на помощь ему пришел дух Оби-Вана Кеноби. Сегодня каждый ученик джедайской академии назубок знает ту фразу, которую тогда сказал Кеноби своему ученику. Да, «доверься Силе». И Люк доверился, проведя свой X-wing по лабиринту станционных надстроек. Даже вылетевший для перехвата на своем истребителе Дарт Вейдер не смог отвратить неизбежное. Выстрел, цепная реакция — и Звезды Смерти больше не существует. Конечно, от взрыва планетоподобной станции пострадали обе стороны (да и падения Явина 4 под ударами клонических пехотинцев было не избежать), но все же психологический эффект от крушения Звезды Смерти был необычайным. С этого-то момента и начинается летоисчисление в современном галактическом календаре.

35KB

Однако теперь Люк перестал быть простым солдатом повстанческой армии. Еще во время битвы Вейдер понял, что этот неизвестный пилот обладает выдающимися скрытыми способностями, и теперь чудом избежавший гибели Дарт готов был перерыть полгалактики, чтобы найти его. Вейдер давно уже понимал, что Сидиус держит его при себе на коротком поводке и расстанется с ним при первой необходимости. И сейчас Анакин желал заручиться поддержкой неизвестного пилота.

Впрочем, не только Вейдер плел закулисные интриги. Еще во время битвы при Явине 4 его истребитель был поврежден и буквально выброшен из боя (что и спасло ситху жизнь). Лишенный какой-либо свиты и охраны, впрочем, как и средства добраться до имперских коммуникаций, Вейдер оказался игрушкой в руках своего тайного врага, имперского губернатора Нокса Веллама. Едва живой ситх был спасен преданным человеком, но вскоре — не приходя в сознание — попал в еще худший плен. На этот раз беспомощное тело ближайшего слуги императора попало в руки к его злейшим врагам, повстанцам, а если быть точнее — к Хану Соло и Чубакке. И вновь лишь счастливое стечение обстоятельств спасло ситха: Соло вынужден был обменять Вейдера на принцессу Лею, ставшую заложницей в руках одного из агентов Анакина.

Когда Вейдера в очередной раз реанимировали на Корусанте, цель его стала ясна. Палпатин, брызжа слюной, требовал найти проклятого повстанца, разрушившего Звезду Смерти. А Вейдер вовсе не был против: он чувствовал, что неизвестный пилот может дать ему шанс избавиться от властного императора. Началась длинная история погони отца за сыном.

Меж двух учеников

Довольно скоро Вейдеру стала известна личность пилота. Да, немалый шок — узнать, что у тебя есть сын, особенно в момент, когда любой союзник на счету. Так что, дабы Палпатин не раскусил его интригу, Вейдер устранил информатора, выдавшего имя «неизвестного повстанца».

57KB

Дальнейшее преследование Скайуокера-младшего напоминало игру в кошки-мышки. Несколько раз ситх практически встречался с Люком лицом к лицу, а тот каждый раз уходил из западни (не без попустительства со стороны Вейдера). И неудивительно. Было бы в высшей степени глупо захватить фанатичного повстанца в плен, а потом, не снимая черной брони, маски и плаща, обнять его со словами: «Сынок, узнаешь папу?» Сначала Анакин желал подготовить Люка к переходу на темную сторону, да и не мешало удостовериться, действительно ли он настолько талантлив.

Наконец настало время решительных действий. Петля вокруг Вейдера стягивалась все туже. На тот момент у Анакина уже был тайный ученик, Тао, но после обнаружения Люка он стал не нужен своему наставнику. Последовавшая ссора привела к тому, что о нарушении «правила двух» стало известно самому Сидиусу. Император заставил Вейдера собственноручно нанести Тао смертельную рану (сам Анакин оправдывался, что его телом управлял Палпатин), после чего духовно сломленный Скайуокер-старший отправился на Татуин, чтобы там предать земле своего неудачливого ученика, находившегося в предсмертном бреду.

Дела прошлого возвращаются бумерангом. На Татуине Вейдер едва не погиб от руки тускенского налетчика, который поклялся отомстить за деревню, много лет назад вырезанную Анакином. И вновь от неминуемой смерти Вейдера спасла случайность: умирающий Тао покончил с тускенцем, когда тот уже готов был отправить Анакина в мир иной. Могилу благородного юноши, перед смертью завещавшего Вейдеру покинуть темную сторону Силы и выйти из подчинения Сидиусу, и сейчас можно найти где-то в дюнах Татуина.

Империя наносит ответный удар

Пытаясь заманить Люка в ловушку, Вейдер перепробовал все способы. Вплоть до того, что к Скайуокеру-младшему подослали двойника Оби-Вана Кеноби. Но даже этот почти удавшийся план с треском провалился из-за, казалось бы, невозможного поворота событий. Двойник Оби-Вана настолько вжился в роль, что проникся идеями своего прототипа. В конце концов он ценой своей жизни помог Люку уйти из западни.

Но вечно так продолжаться не могло. По следу беглецов Палпатин послал охотников за головами, один из которых, Боба Фетт, генетический сын прародителя армии клонов, уже не раз зарекомендовал себя как мастер уничтожать по заказу любую цель — «отец» Джанго мог бы им гордиться.

Итак, после разгрома повстанческой базы на планете Хот ближайшие друзья и соратники Люка — принцесса Лея, Хан Соло и Чубакка — отправились на планету, на которой, как они думали, имперцы найдут их нескоро. «Тысячелетний Сокол» приземлился в так называемом Облачном Городе на планете Беспин. Этот город был не чем иным, как станцией, дрейфующей в атмосфере газового гиганта. И, что еще важнее, правил там близкий друг Хана, Ландо Калриссиан. Откуда Соло мог знать, что Ландо согласился выдать своего друга имперцам в обмен на сохранение автономии Облачного Города?.. Вскоре все друзья оказались в плену, а самого Хана отправили... хм, в замороженном состоянии к Джаббе Хатту, старому криминальному боссу, который когда-то вел с Соло много грязных делишек.

31KB

Тем временем Люк по совету призрака Кеноби проходил обучение у наставника Йоды, скрывавшегося от «охоты на джедаев» на планете Догобах. Там и застала его весть о пленении друзей. Ни секунды не думая, джедай-недоучка отправился на Беспин.

В лабиринтах Облачного Города и произошла встреча, которой так жаждал Вейдер.

— Наставник Кеноби ничего не говорил тебе о том, кем был твой отец?

— Он сказал — ты убил его!

— Люк, я твой отец...

Возможно, Анакин и добился бы успеха в переманивании Люка на свою сторону, но отрубленная рука последнего как-то не способствовала установлению доверительных отношений. В итоге загнанный в ловушку Скайуокер-младший... бросился в пропасть воздухонагнетательной шахты. И, что самое главное, выжил...

Спасение пришло наичудеснейшим образом. Ландо Калриссиан вынужден был раскаяться в своем доверии к имперским властям. В тот самый момент, когда отец и сын решали свои дела в благородной дуэли, Ландо помогал товарищам Соло совершить побег. Вскоре едва живого Люка Скайуокера благополучно доставили на борт «Тысячелетнего Сокола».

Битва при Эндоре

После лечения Люка и освобождения Хана Соло из плена ворчливого Джаббы Хатта вся компания была снова в сборе. Увы, других поводов для радости у Альянса не нашлось. С луны Эндор до руководства повстанцев дошла новость: император создает новую Звезду Смерти. Пока шло строительство, станция находилась под защитой силового поля, генерируемого с поверхности Эндора.

Ситуация была ясна и почти безысходна. Да, гибель второй Звезды Смерти сильно ударила бы по возможностям Империи. Да, на станции находился сам император в сопровождении Вейдера, так что у повстанцев был шанс покончить с руководством противника одним ударом. Но как все это сделать?

Наконец был принят тот самый план, который сейчас изучают по учебникам истории на всех планетах нашей Новой Республики. Флот во главе с адмиралом Акбаром должен был ударить по Звезде Смерти и охраняющей ее имперской эскадре в тот самый момент, когда Люк и его товарищи выведут из строя генератор силового поля на Эндоре. План, прямо скажу, плохой. Вовремя найти на лесистой луне станцию и вывести ее из строя, справившись с надежной охраной, — задача неподъемная для полудюжины бойцов, особенно если среди них нет ни одного профессионального солдата вроде тех же мандалорцев или джедая «старой закалки». Но этот шальной план, как ни странно, сработал. На Эндоре экспедиция неожиданно заручилась поддержкой аборигенов-эвоков, которые и помогли с выполнением задания. Клонические пехотинцы потерпели, должно быть, позорнейшее поражение в своей истории.

47KB

Но пока каламарский флот адмирала Акбара вел безнадежный бой с имперцами, на Звезде Смерти разворачивались, возможно, самые важные события войны. Люка было несложно заманить на борт огромной станции: он и сам после того признания в Облачном Городе искал встречи с Дартом Вейдером. А Вейдер в новой дуэли видел свой последний шанс уйти из-под опеки Сидиуса.

Похоже, недальновидность — семейная черта всех Скайуокеров. На Звезде Смерти Палпатин разыграл ту же самую схему, что и некогда на корабле графа Дуку. Разве что роли поменялись: теперь Люк был добычей, а Вейдер — приманкой. Но старый прием, как ни странно, не сработал: Люк отказался переходить на темную сторону и добивать поверженного отца. Возможно, на этом бы все и закончилось для семьи Скайуокеров, потому что Сидиус, разочарованный неудачей, готовился изжарить Люка молнией. Но судьба распорядилась иначе. Анакин спас сына, сбросив наставника Сидиуса в ядро станционного реактора. Раскаяние пришло к нему поздно, но лучше поздно, чем никогда. Даже если это означает «перед смертью на руках сына».

Побег Люка со Звезды Смерти произошел как раз вовремя. Уже почти обреченный флот Альянса пошел на крайнюю меру: по приказу Акбара повстанцы сосредоточили огонь на флагмане имперской эскадры. К их невероятной удаче, подбитый флагман протаранил Звезду Смерти, вызвав огромный взрыв, накрывший корабли обоих флотов. Но размен был в пользу Альянса. Битва при Эндоре стала не последней, но решающей битвой Гражданской войны.

Да, позже адмирала Акабра спрашивали, рассчитывал ли он на такие последствия, отдавая приказ уничтожить флагман. Но вместо ответа Акбар только приосанивался и довольно шевелил жабрами...

Тревожный звонок

Едва ли после битвы при Эндоре Альянс был способен на хоть сколько-нибудь активные боевые действия. Флота почти не осталось, толковой армии практически никогда и не было. И тем не менее воевать пришлось, причем уже на следующий день после гибели второй Звезды Смерти.

Повстанцы перехватили имперское сообщение о том, что планета Бакура подверглась атаке рептилиеподобного народа сси-руук, пришедшего из-за Внешнего Кольца. Сами имперцы ничего с вторжением поделать не могли, большая часть флота была уничтожена при Эндоре, так что войска перебросить было не на чем. Скрипя зубами, повстанцы решили вмешаться на стороне Империи.

60KB

Нападение сси-рууков оставляло больше вопросов, чем ответов. И дело даже не в том, что народец этот владел знаниями, позволявшими заключать жизненную энергию в технику — компьютеры, дроидов, корабли. Главный вопрос состоял в целях вторжения, ведь у сси-рууков не было никаких старых счетов с Республикой или Империей, да и шансов на победу в войне, по правде говоря, тоже. Правда, кое-каких временных успехов рептилии все-таки достигли: к примеру, захватили в плен самого Люка Скайуокера с целью трансформировать и его жизненную силу. Наивные, они же не знали, что Люк — лучший в галактике мастер совершать побеги откуда угодно. Этот человек бежал со Звезды Смерти и из Облачного Города — что ему ваши линкоры...

Вскоре Альянс стянул к Бакуре крупные силы, так что война едва не закончилась для сси-рууков безоговорочной капитуляцией. Тогда-то и стали известны причины странной агрессии. Планеты сси-рууков подверглись нападению неизвестных врагов, с которыми рептилии совладать никак не могли. Вот и вынуждены они были искать себе новую родину.

До вторжения юужань-вонгов оставалось несколько лет...

Взлет адмирала Трауна

Вскоре после освобождения Корусанта настало время провозглашения Новой Республики. Но конца противостоянию с остатками Империи не было видно. Полководцы, верные тем идеалам, которые они называли «порядком» и «величием» (я называю это «тиранией» и «воинственностью»), продолжали создавать свои милитаризированные государства на окраинах Новой Республики. Однако все они оставались лишь «королями на час», быстро взлетая и так же быстро падая вниз.

67KB

Ситуацию изменил адмирал Траун, полное имя которого звучало как Митт'рау'нуруодо. Уже тот факт, что он, не будучи человеком, сделал карьеру в имперской военной академии, говорил о многом. Пожалуй, Траун — единственный имперский генерал, который действительно заслужил, чтобы о нем слагали легенды. Благородный, талантливый, артистичный — он совершенно не соответствовал привычному образу имперского командира: сухаря, педанта, карьериста. Да и цели он перед собой ставил, в отличие от предшественников, немалые — как-никак развал Новой Республики.

Признаться, Траун преуспел не только в планировании, но и в реализации идей. Как тебе, падаван, такое? Траун возродил заводы по созданию бойцов-клонов, спровоцировал целый ряд предательств в рядах республиканских чиновников и даже принцессу Лею едва не пленил. Эх, как говорил наставник Йода, «энергию такую да на нужды благие — цены бы ему было не...»

Вскоре Траун продемонстрировал чудеса полководческого искусства, запросто взяв в осаду Корусант. Адмирал раз за разом обыгрывал своих коллег из республиканского флота, причем делал это с издевательской легкостью. Но произошло нечто совершенно неожиданное. Во время крупной битвы при Билбринги на помощь терпящему поражение республиканскому флоту пришли союзники из Альянса Контрабандистов. Такого поворота событий адмирал Траун уж точно не ожидал, иначе бы запасной план был просчитан и проработан в мельчайших деталях. Впервые в жизни Траун позволил себе попасться на удочку случайности.

Последними словами Трауна, убитого собственным телохранителем, были: «Но...это произошло столь артистично...» Капитан Пеллеон увел остатки трауновского флота из битвы. Впоследствии этот флот сослужил хорошую службу Новой Республике...

Старый враг возвращается

Окрыленные успехами Трауна, сторонники Империи усилили свое давление на Республику. Вскоре их армии взяли Корусант — это было нетрудно после методичной осады Трауна. Но единства среди амбициозных полководцев как не было, так и не появилось. Толком договориться они не смогли, так что вскоре многострадальный Корусант стал ареной полномасштабной войны между имперскими фракциями, ни одну из которых не возглавлял лидер, достаточно яркий и талантливый, чтобы взять всю власть в свои руки.

20KB

Но лидер у Империи все ж таки появился. И стал им не кто иной как... сам император Палпатин-Сидиус. Нет, падаван, у меня еще не начался маразм, я знаю, что говорю. Неужели ты думаешь, что хитрец Сидиус, имея неограниченный доступ к технологии клонирования, не позаботился о том, чтобы во время своего правления создать побольше собственных клонов? Да-да, перерожденный император сохранил все свои лучшие (или худшие?) качества, да и внешне заметно похорошел. Не прошло и года, как остатки бывшей Империи объединились под его властью.

Неудивительно, что вскоре пред Палпатином предстал тот, кого Сидиус давно желал сделать своим учеником — Люк Скайуокер, глава возрожденного Ордена Джедаев. Помнишь, мой непоседливый ученик, я говорил, что роду Скайуокеров несвойственны рассудительность и дальновидность? Так вот, Люк в очередной раз подтвердил это, вознамерившись сделать то, что не удавалось ни одному джедаю до него: разрушить темную сторону «изнутри». Другими словами, он, к удивлению Сидиуса, без особого сопротивления согласился перейти на имперскую сторону и даже принял должность главнокомандующего. Разумеется, расчет Люка не оправдался. Саботировать действия флота у него получилось так себе: Сидиус следил за каждым его действием. Вскоре Скайуокер понял, что попался на удочку, перехитрив сам себя. Неужто думал он, что так вот просто обманет человека, который в свое время манипулировал всей Республикой?

От судьбы отца Люка спасла сестра. Лея вернула брата на сторону Республики, и уже оба бросили вызов лично императору. Сидиус был уверен в победе — и не таких недоучек он сокрушал одной только молнией. Но что-то пошло не так, во время боя Сидиус сам почувствовал, что он уже не тот, что раньше...

Вечно живой

Кончено же, Палпатин вернулся: собственных клонов он наделал с запасом. Но одна вещь не давала бывшему императору покоя: он чувствовал, что поражение от Леи и Люка не было случайностью. Похоже, с каждым клонированием он терял часть своей восприимчивости к Силе. Да, Сидиус по-прежнему оставался одним из могущественнейших людей в галактике, но из этого порочного круга пора было вырываться.

Однако пока необходимо было заняться более насущными задачами. Во-первых, стоило разобраться с виновником такого неудачного клонирования. «Банту отпущения» нашелся быстро — некто Карнор Джакс, который, если судить по его амбициозности, вполне мог пойти на какую-то интригу против императора. Мир его праху.

Во-вторых, республиканцы в ответ на имперские атаки организовали нападение на Бисс, «столицу» владений Палпатина. И дело могло бы кончиться плачевно, если бы не изобретательность самого императора. Отбить республиканское наступление удалось благодаря ранкорам, мутировавшим под влиянием ситхской алхимии (да уж, пришлось Республике вспомнить времена Аюнты Палла...). Но основную роль сыграло так называемое галактическое орудие. Это супероружие могло стрелять снарядами, доставлявшимися к цели с помощью гиперпространственного прыжка, а это, знаете ли, пострашнее даже Звезды Смерти. Шантажировать Новую Республику таким козырем в рукаве было не просто легко, а элементарно. Что Сидиус и проделал. Не знаю, падаван, был ли Палпатин гениальным изобретателем, или у него просто был нюх на сумасшедших ученых...

9KB

А теперь наступило время возвращать восприимчивость к Силе. За советом Палпатин отправился на Коррибан, к призракам ситхских правителей. Те и посоветовали вселить свой дух в какого-нибудь талантливого мальчишку. Идея, надо сказать, вполне в духе интригана Сидиуса. Но тот не стал тратить время на поиск неизвестно кого неизвестно где. Кандидатом на «вселение» был избран юный сын Леи и Хана Соло (ах да, я не говорил, что они поженились?). Выбор, надо сказать, не без извращенного чувства юмора — мальчонку звали Анакин, в честь дедушки. Мальчика можно было бы заполучить и шантажом — для того и делалось галактическое орудие, — но Сидиус желал провернуть все менее явно. Однако рано или поздно ошибаются даже хитрейшие из хитрецов.

Пока Палпатин на Ондероне в одиночку сражался с четверкой джедаев (в том числе Люком и Леей), защищавших Анакина, на орбите планеты Ландо Калриссиан и вездесущий R2-D2 провели диверсию, передав с флагмана Палпатина приказ галактическому орудию выстрелить по планете Бисс. Неизвестно, как выглядит гиперпространственный скачок на месте, но орудие умудрилось выполнить команду, разнеся само себя.

На планете дела шли не лучше. Джедаи для верховного ситха не проблема, но пал он от выстрела в спину, сделанного Ханом Соло. Когда же дух Сидиуса постарался вселиться в тело мальчика, один из смертельно раненных джедаев, Эмпатойайос Брэнд, заслонил Анакина собой. Так герой и испустил дух, растворившись в вечности вместе со вселившимся в него духом императора.

На этот раз Палпатин ушел навсегда...

Отверженный джедай и ученики Рагноса

Знаешь, падаван, Империя заслужила право на существование. Может быть, мои братья-джедаи меня не поддержат, но я считаю, что, если государство продолжает существовать несмотря ни на что, значит, существует оно не на пустом месте. Видимо, идеи, заложенные когда-то Палпатином, пришлись многим по вкусу.

К чему я это говорю? А к тому, что даже после всех поражений остатки Империи не погибли, не растворились в темноте Внешнего Кольца, не превратились в жалких пиратов и контрабандистов, как некогда мандалорцы. Ушел Палпатин — пришел Траун, ушел Траун — снова пришел Палпатин. Но и после окончательного упокоения неугомонного Сидиуса нашлись лидеры, продолжившие отстаивать имперские ценности — к примеру, талантливый адмирал (или правильнее — талантливая «адмиралесса»?) Даала.

21KB

Но если мирно сосуществовать с Империей еще можно, то с ситхами — никогда. Да-да, постепенно «правило двух» приходило в упадок, и все больше адептов Богана появлялось в галактике. Первым крупным конфликтом с поднимающими головы культами темной стороны стала борьба с движением Перерождения Империи. План этой организации состоял в создании армии адептов темной стороны, чтобы их силами и вернуть времена правления Палпатина (или древних ситхских владык). Но замыслам этим воплотиться было не суждено — основную роль в неудаче Перерождения Империи сыграл отверженный джедай Кайл Катарн, легендарная личность. В свое время он служил в имперской армии, затем переметнулся на сторону повстанцев, вытянул на своих плечах несколько сложнейших диверсионных операций... Слышал ли ты, падаван, о проекте «черного пехотинца»? Нет? А если бы не Катарн, то обязательно бы услышал... Позже Кайл стал джедаем, но лишился своей связи с Силой. Ты уже знаешь, такое часто бывает, когда адепт Ашлы действует вопреки ее правилам.

Но с Перерождением Империи надо было бороться, и Катарн, умерив гордость, вернулся в Орден Джедаев. Вскоре Сила была ему возвращена в Долине Джедаев, но выяснилось, что ситхи тоже не лыком шиты. Если можно вернуть связь с Силой Кайлу Катарну, то можно наделить этой связью и любого ученика, даже если он талантом не обладает. Так ситхи собирались в кратчайшие сроки воспитать целое войско адептов Богана. Воевать с целой армией темных джедаев никто не желал, так что угрозу пришлось уничтожать в зародыше. Тут-то вновь и взошла звезда Кайла Катарна, собственноручно умертвившего лидера ситхского заговора, ящера Десанна.

Однако, как говорится, ситхи не умирают, они уходят за Внешнее Кольцо для перегруппировки. Дело Десанна продолжила его ученица Тавион, уже однажды побежденная на дуэли Кайлом Катарном. Только на этот раз девушка обратилась к старым, проверенным временем методам. Замысел был прост: оживить одного из ситхских правителей древности, а именно самого Марку Рагноса. Но второй жизни старый ситх не дождался: Тавион и ее прислужники уступили в противостоянии Кайлу Катарну и его талантливому ученику Джейдену Корру.

Юужань-вонги

Но ни одна война не может длиться вечно. Когда стало ясно, что остатки Империи прочно закрепились в подвластных им секторах, а у Новой Республики нет ни возможности, ни желания продолжать войну, был заключен мир.

Увы, имперские чиновники не сочли нужным поделиться с республиканцами кое-какими секретными документами, напрямую относящимися к инциденту на Бакуре и войне с сси-рууками (помнишь тех ящериц, падаван?). Дело в том, что Империя многое знала об угрозе, надвигающейся из-за Внешнего Кольца. И ходят слухи, что Палпатин к приходу этой беды старательно готовился. Как бы то ни было, Новая Республика к войне такого масштаба оказалась просто не способна.

31KB

...Итак, в далекой-далекой галактике... Да-да, именно в другой галактике и началась эта история. Раса чувствительных к Силе гуманоидов, юужань-вонгов, населяла цветущий мир Юужань'тар. Причем «цветущий» в самом прямом смысле этого слова: Юужань'тар был живым. Неудивительно, что все технологии жителей этой планеты были основаны на биоинженерии. Юужань-вонги жили в гармонии с природой, тонко чувствуя любую дисгармонию в Силе. Первым поворотным моментом истории вонгов стала война между двумя кибернетическими цивилизациями — Силенцием и Абоминором. А при чем тут юужань-вонги, спросишь ты меня? А при том, что они оказались между молотом и наковальней. Вдоволь настрадавшись от ужасов техногенной войны, вонги крепко невзлюбили кибернетику и все, что с ней связано. В конце концов и Силенций, и Абоминор были просто снесены разъяренными вонгами, желавшими наконец принести в галактику мир. Как ты уже знаешь, падаван, даже благороднейшую цель можно испачкать грязными методами. Так же произошло и юужань-вонгами: неся мир на остриях мечей, они ожесточились, привыкнув порабощать и править. Конец был плачевным: хозяева целой галактики упали в бездну гражданской войны, уничтожив почти все, что с таким трудом сами создали. Апогеем стала гибель живого Юужань'тара, который раскололся на множество кусков. Вонги тогда еще не знали, что их родной мир перед гибелью оставил «семя», живой астероид.

Видимо, между вонгами и родившим их миром была какая-то связь, потому что после разрушения Колыбели Богов (так они сами называли родной мир) их раса лишилась восприимчивости к Силе. Триллионы юужань-вонгов по всей галактике корчились от боли, а их биотехнологии теперь рождали лишь пугающую пародию на жизнь. Но и это испытание вонги вынесли: к боли привыкли, даже начали ей поклоняться. Чудовищную биоинженерию оставили и развили до неимоверных научных высот.

Но перенаселенная и опустошенная гражданской войной галактика к жизни была более непригодна. Так и родилось решение искать новый дом там, за межгалактической пустотой.

Первый контакт

Путешествие огромного живого корабля длилось сотни тысяч лет. За такой срок его пассажиры ожесточились еще больше. Первая зарегистрированная встреча с авангардом юужань-вонгов произошла еще во времена мандалорских Крестовых походов. Тогда в боях на окраинах галактики неокрестоносцы отметили жестокость и воинственность пришельцев, однако с крохотным авангардом они справились быстро. Спустя три с половиной тысячи лет произошло еще одно странное явление: на окраины нашей галактики прибыла небольшая живая планета, Зонама Секот. По иронии судьбы именно с нее только прибывшие в галактику юужань-вонги и решили начать колонизацию. Тогда они еще не догадывались, что Зонама Секот — такой же межгалактический странник, как и они сами. А если быть точнее — это и было то «семя», что оставил после себя Юужань'тар.

9KB

«Колонизация по-вонговски» — это глобальное терраформирование, когда вся био- и геосфера планеты перестраивается на новый лад, превращаясь в искривленное, уродливое подобие некогда прекрасного Юужань'тара. Но на Зонама Секот колонизация провалилась: живая планета просто убила всю вонговскую флору и фауну. После нескольких лет бесплодных попыток укротить непослушную планету вонги бросили безнадежную затею. Как раз в это время в контакт с ними вступил джедай Вергере — скорее всего, от него-то вонги и узнали о том, что эта галактика населена столь презираемыми ими «поклонниками неживых технологий». Посланные на поиски пропавшего джедая Оби-Ван Кеноби и Анакин Скайуокер (да, дело было еще до Клонических войн) не обнаружили никаких следов пришельцев. Они еще не догадывались, что до великого нашествия оставалось полвека.

Говорят, Палпатин знал о надвигающейся угрозе и старательно к ней готовился, так что восстание Альянса было, с его точки зрения, ужасно несвоевременным. Дальнейшую судьбу Империи ты, падаван, уже знаешь: остатки имперских сил создали свое государство в том секторе галактики, которому нашествие практически не угрожало. Обиженные на Новую Республику моффы (этим титулом величают себя имперские планетарные губернаторы) делиться сведениями о юужань-вонгах не стали.

Война за выживание

Итак, войны таких масштабов наша галактика еще не знала. Конечно, были в истории и Гиперкосмическая война, и бесконечные ситхские конфликты, но никто и никогда не творил на завоеванных планетах того, что делали юужань-вонги. Население миров обращалось в рабов, а то и вовсе уничтожалось, а сами планеты навсегда менялись терраформированием. Страху добавляли и вонговский культ боли, и невосприимчивость пришельцев к Силе, и их биотехнологии, и скорость завоевания целых солнечных систем.

42KB

Некоторые пытались с захватчиками договориться — такие, как скользкие на руку хатты, — но ничего дельного из этого не получалось. Когда на примере хаттов стало ясно, что договоры чужакам не указ, пришло время объединяться. Вместо Новой Республики был образован единый Галактический Альянс, не вошли в который только имперцы. «Вы сами подняли бунт против Империи. Свобода была для вас важнее безопасности. Раз так, то и защищайтесь сами», — примерно в таких словах совет моффов отвечал посланцам Альянса. Правда, все больше граждан Империи желали помочь Альянсу — если не из солидарности, то из стратегических соображений. Среди наиболее убежденных сторонников вмешательства был прославленный адмирал Гилад Пеллеон. В свое время он прошел отличную школу под руководством Трауна, а затем и Даалы, переняв не только их мастерство, но и кодекс поведения (так, у Трауна он позаимствовал любовь к искусству и уважение к подчиненным). Пеллеон был для имперских бойцов настоящим отцом, так что совету моффов оказалось нелегко запретить влиятельному адмиралу вступить в войну. Тот, правда, всячески снабжал Альянс оружием, но стало ясно, что без военного мастерства имперцев войну с вонгами не выиграть. Все, что было у Альянса, — так это герои-одиночки, такие как Люк и его жена Мара Джейд (кстати, бывшая приближенная Палпатина), Лея и Хан Соло. Но и герои не всемогущи — примером тому послужила трагическая смерть Чубакки. К тому же ненавидящие всех адептов Силы юужань-вонги пообещали прекратить галактическую бойню, если им выдадут всех джедаев. Разумеется, сами джедаи идти на плаху не собирались, так что народ затаил на адептов Ашлы немалую злобу.

Наконец, дав Альянсу основательно увязнуть в поражениях, моффы дали отмашку Пеллеону. Имперский флот, впрочем, как и имперская армия, показали себя с лучшей стороны. Пеллеон доказал, что кодекс чести имперского офицера может отлично сочетаться с джедайскими принципами — настолько доверительные отношения во время войны установились у него с бывшими повстанцами. Достаточно сказать, что эксцентричный командир подарил картину из своей огромной коллекции семье Скайуокеров — в память о днях боевой славы.

Вонги все еще были сильны, они даже захватили Корусант (о, несчастная планета...) и, переименовав его в Юужань'тар, принялись превращать его в подобие их родного мира. Но победная кампания Пеллеона ясно показала: бесконечное наступление пришельцев выдохлось. Наступил черед завершать войну.

Найденная родина

45KB

Люк Скайуокер выдвинул дерзкую идею: надо найти ту живую планету, Зонаму Секот, записи о которой содержались в обнародованных имперцами хрониках. Догадка из разряда «пальцем в небо», но лишь благодаря ей войну и удалось прекратить. Пока флот Пеллеона отвлекал вонговские силы на себя, экспедиция джедаев все же нашла живую планету, чтобы установить на ней гиперпространственный двигатель. В конце концов, когда Зонама Секот гиперпространственным прыжком была доставлена в ту же систему, в которой находился новоиспеченный «Юужань'тар», а Пеллеон провел удачный штурм Корусанта, пришла радостная новость: после легкой резни в правящих кругах юужань-вонгов победили сторонники мира. Война окончилась.

Уставшие от войн вонги переселились на Зонаму Секот, а сама планета вскоре ушла за пределы Внешнего Кольца. На радостях от свершившегося лидеры юужань-вонгов наобещали Галактическому Альянсу целую гору всего: и что культ боли теперь сам собой исчезнет, и что кастовую систему общества пересмотрят. Лично я во все это, конечно, не стал бы верить, но неоспоримо одно: жрецы-созидатели, отвечавшие за терраформирование завоеванных вонгами миров, остались в галактике, чтобы вернуть многострадальным мирам первоначальный вид. Эксперимент по обратному терраформированию прошел успешно, и вскоре созидатели принялись за работу. А заодно принялись за работу и те, кто вовсе не желал согласия в Галактическом Альянсе...

Время посыпать голову пеплом

А теперь я хочу рассказать тебе, падаван, о том фрагменте истории Галактического Альянса, из-за которого я по сей день краснею. Знаешь, когда Старая Республика попала под власть Палпатина, этому было оправдание: огромное государство, испорченные нравы, накопившийся ворох противоречий, долгое отсутствие внешнего врага... Но не прошло и полувека с момента образования Новой Республики, как вновь народы «свободного космоса» отдали себя во власть тирана. Неужели республиканские ценности окончательно выдохлись?

59KB

Произошло все на удивление просто. Многие миры, которые во время Гражданской войны сбросили власть Империи и присоединились к Новой Республике, теперь, после ужасов нашествия юужань-вонгов, лежали в руинах. На других планетах свирепствовали голод, разруха, депрессия. И жители этих измотанных войной миров все больше склонялись к мысли, что уж лучше бы они остались под властью Империи — та, мол, могла защитить своих подданных от внешней угрозы. Да, и не забывай, падаван, что на джедаев многие затаили беспричинную злобу после того, как те не сдались вонгам ради ложного обещания мира. И вот теперь вся эта досада выплеснулась в сепаратистское движение, наподобие того, которое привело к Клоническим войнам.

Крупнейший конфликт разразился вокруг планеты Кореллия. Кореллианцы понимали, что членство в Галактическом Альянсе для них бесполезно, и даже наоборот — тормозит развитие. Так что вскоре Кореллия стала центром новой Конфедерации. Совершенно измотанный недавними войнами Альянс вел боевые действия вяло, хотя в Конфедерацию и входило меньше десятка планет.

Когда стало ясно, что кореллианская армия еще не набрала мощи для крупного наступления, а армия Альянса просто слишком выхолощена вонговским нашествием, чтобы активно действовать, в ход пошли заказные убийства политиков и терроризм. В Альянсе некоторые тешили себя иллюзиями, что народ Кореллии стал всего лишь заложником положения и стоит только устранить диктатора Сал-Соло, чтобы война сошла на нет. Сказано — сделано, Хан Соло и его «заклятый друг» Боба Фетт на удивление легко покончили с несчастным президентом. Но... война почему-то не кончилась и даже разгорелась с еще большим размахом. Оказалось, простой народ действительно недолюбливал Альянс...

И в этот момент руководящую роль в войне взяли на себя джедаи. Где терпели неудачу войска Альянса, там джедаи праздновали победу. Особенно прославили себя Джейсен и Джейна Соло, дети Хана и Леи. В критический момент Джейсен даже был назначен военным диктатором, чтобы возглавить Альянс на время конфликта. И все бы ничего, если б не те методы, к которым все чаще склонялся импульсивный Джейсен.

Затмение. Не могу я подобрать иных слов, чтобы описать состояние властей Альянса, допустивших такое. Джейсен скатывался на темную сторону, расстреливал мирные кореллианские суда, а в Сенат слал победные донесения. Я могу простить бездействие семьи Соло, разрывавшейся между родственными чувствами и долгом. Но куда смотрел Орден Джедаев!

Прошло совсем немного времени, и на волне военных побед Джейсен возвысился настолько, что практически прибрал всю власть к рукам, заручившись поддержкой адмирала Ниаталя.

Новые ситхи

А тем временем имперские моффы довольно наблюдали за восхождением Джейсена. Как это ни грустно сознавать, но к этому времени Империя и Альянс поменялись местами. Не было в Империи ни той мышиной возни, ни того падения нравов. У руля государства там не стояли склочные бюрократы или безвольные слабаки. Со времен нашествия юужань-вонгов Империя более не напоминала ту галактическую тюрьму с ситхом во главе, которой она была при Палпатине, напротив, у руля государства стояла благородная и мудрая династия Фелов. Самодисциплина, офицерская честь — вот лучшие проявления того государства, безучастно наблюдавшего за внутриальянсовыми склоками.

А тем временем в галактике просыпалась «старая новая» сила. Некто Дарт Крайт взялся за возрождение Ордена Ситхов в его первозданном виде. По правде говоря, падаван, в древних ситхских правителях действительно чувствовалось какое-то воинственное благородство, дикая воля. Так вот, Крайт на их фоне кажется закомплексованным лицемером, прикрывающимся ситхской идеологией для достижения своих жалких целей. Он даже отменил «правило двух», заменив его тем, что он сам называл «правилом одного». «Во всей галактике должен быть лишь один правитель ситхов, положение которого неоспоримо, а остальные лишь служат ему», — примерно так трактовал он свое правило, в корне противоречащее ситхской идее «естественного отбора». Как уж тут Орден Ситхов — просто секта с лазерными мечами...

34KB

Однако плести интриги Крайт умел. Пока юужань-вонговские созидатели возвращали планетам первозданный вид, агенты Крайта с помощью ситхского колдовства вмешивались в процесс терраформирования, уродуя облик планет еще больше. Конечно, жители галактики возмутились и всю вину свалили на презираемых вонгов. Джедаи понимали, что нити ведут к секте Крайта, но доказать этого не могли. Доводы, что первый эксперимент обратного терраформирования на Оссусе прошел успешно, никого не вразумили, вдобавок еще настроив народ против джедаев-защитников. В общем, не хватало искры, чтобы разгорелось пламя.

В этот самый момент император Роан Фел разрывался между совестью и долгом. Он понимал, что его родной Империи предоставляется уникальный шанс взять всю галактику под свое покровительство — ведь оставалось лишь поддержать недовольство граждан Альянса и выступить против Ордена Джедаев. Это подсказывал ему долг. А вот совесть говорила, что, на деле, джедаи и вонги явно ни при чем, так что начало войны будет сродни подлости.

К добру или нет, но Роан Фел выбрал долг. Впрочем, он запретил своим имперским рыцарям (аналогу Ордена Джедаев) вмешиваться в войну, да и армии приказал вести войну с наибольшей гуманностью. Что до Альянса, то у него не оставалось иного выбора, кроме как вступиться за джедаев и окончательно лишиться поддержки народа. Спустя несколько военных лет все было кончено, Империя вновь стала доминирующей силой галактики. Стремясь загладить свою вину, Фел не стал преследовать джедаев и даже пригласил их вступать в ряды имперских рыцарей (и многие последовали его совету).

История ходит по кругу

Но замысел Крайта, конечно же, не заключался в одной лишь победе Империи. Не случайно же он больше ста лет поддерживал в себе жизнь, периодически прибегая к помощи стасиса и древних омолаживающих техник. Когда Роан Фел наконец провозгласил себя императором галактики, ситхи вышли из тени. Короткий переворот — и вот уже человек на троне зарублен световым мечом, а на его наследников идет охота.

Страстно цеплявшийся за жизнь Дарт Крайт, однако, вскоре убедился, что ситх из него получился весьма жалкий. Когда на вершине своего величия он обратился к древним ситхам за советом: как ему отодвинуть старость, те злобно высмеяли его (и поделом!). Тогда-то Крайту и пришла в голову мысль — использовать единственного джедая в галактике, который владеет способностью воскрешения. И этим человеком был Кейд Скайуокер, потомок легендарного Избранного.

Судьба отнеслась к Крайту на редкость благосклонно, ведь незадолго перед тем, как отправиться в путешествие к ситхским гробницам, он приказал своим послушникам вырезать Орден Джедаев на Оссусе. По счастливому совпадению, среди немногих спасшихся был и Кейд, в отчаянии бросивший путь Ашлы и ставший простым вольным наемником.

Но быть контрабандистом ему оставалось недолго. В своих странствиях он встретил Марасию Фел, дочь свергнутого императора. Став ее защитником, он вернулся на тропу джедаев и пошел по тому же пути, на который некогда ступил и его легендарный предок, Люк Скайуокер. А тем временем выяснилось, что во время переворота люди Крайта убили не настоящего императора, а его двойника. Роан Фел, поддерживаемый верными имперскими рыцарями начал новое восхождение на трон.

История ходит по кругу, не забывай, мой падаван...


* * *

...Вот и подошел мой рассказ к концу. Да, история возвращения благородного императора на трон пока ждет своего завершения. В смутные времена посвящаю я тебя в джедаи, мой падаван. Но помни все то, что рассказывал я тебе долгими днями и ночами твоего обучения. Помни, потому что когда-нибудь и ты начнешь свой рассказ словами: «Однажды в далекой-далекой галактике...»

Статьи появляются на сайте не ранее, чем через 2 месяца после публикации в журнале.
ЧИТАТЕЛЬСКИЙ
РЕЙТИНГ
МАТЕРИАЛА
9.7
проголосовало человек: 590
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
«назад
«Star Wars
История далекой, далекой галактики. Часть вторая


Все статьи серии:
Star Wars
История далекой-далекой галактики

Star Wars
История далекой, далекой галактики. Часть вторая

Star Wars
История далекой, далекой галактики. Часть третья

вверх
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования