КАРТА САЙТА
  ПОИСК
полнотекстовый поиск
ФОРУМ ВИДЕО
ИГРЫ: НОВЫЕ    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-В Г-З И-М Н-П Р-Я

ХРОНИКИ ВИРТУАЛЬНЫХ МИРОВВИРТУАЛЬНЫЕ МИРЫ

Автор материала:
Тимур Хорев
Опубликовано в журнале
«Лучшие компьютерные игры»
№4 (65) апрель 2007
вид для печати

World of Warcraft: The Burning Crusade
Тень среди звезд

Жанр:
Издатель:
Blizzard Ent.
Системные требования:
Минимальные - 1,2 GHz, 256 MB, 32 MB video, 56k
Рекомендованные - 2,4 GHz, 512 MB, 256 MB video, broadband
Адрес в сети:
Игра:
Рейтинг: 98%
Дополнение:
Рейтинг: 98%

Сквозь розовые облака еще просвечивают звезды, но на востоке уже запылал рассвет, разгоняя бледно-сиреневую мглу. Эльфийка сидит на краю обрыва в сотнях метров над зелеными холмами и смотрит, как медленно укорачиваются тени. Смотреть вниз с края парящего в небе куска земли страшновато. Но только с высоты можно охватить взглядом весь Награнд — от северных горных озер до обрыва в бездонную пропасть на юге.


 144KB

Каждое утро я прилетаю на этот летающий остров с одиноким деревом, чтобы встретить рассвет. В эти минуты я повелеваю кусочком земли, словно маленькой планетой, и в мире нет больше ничего — ни жадных до магии эльфов Кэль-Таса, ни зеленых кристаллов Пылающего Легиона, ни вечных свар в Шаттрате.

Когда же солнце окончательно разгоняет тьму, эльфийка встает и встряхивает поводья — грозный грифон поводит клювом и покачивает иссиня-черными перьями. Вперед! Грифон, потряхивая сложенными крыльями, бежит к краю обрыва и падает с него, чтобы через долю секунды с хлопком расправить крылья и оседлать гудящий ветер Награнда, Земли Ветра.

Это свободный полет. Можно заложить вираж и свернуть на юг, к желтым стенам Телаара. Можно рвануть вверх, к зениту, и подняться на километровую высоту или спикировать к озеру, чтобы вглядываться в водную гладь на бреющем полете.

World of Warcraft: The Burning Crusade     скриншот, 150KB
Каждое утро я прилетаю сюда, в Награнд, землю Ветра. Это самое красивое и мирное место во всех Внешних землях.

Наконец, можно отпустить грифона и несколько томительных секунд падать, раскинув руки. Когда расступается туман внизу, далекая земля открывается внезапно и неожиданно близко — как удар в лицо. Этот удар надо держать. Если под тобой озеро, то можно не беспокоиться и спокойно войти солдатиком в тихую воду, распугивая стихийных демонов. А если земля... эльфийка ждет до последнего, и когда деревья внизу уже гостеприимно распахивают зеленые ветви, когда до болезненного приземления остается секунда-две — она выбрасывает легкое перо и мгновенно тормозит падение. Последние метры до земли она плавно преодолевает в режиме левитации.

Грифон стоит сто золотых. Права на вождение грифона — восемьсот золотых. Возможность свесить лапки с самой высокой горы и с края вселенной — бесценна.

Семидесятый уровень дает свободу. И много-много вопросов. Например — что делать дальше? С кем подружиться, а кого оставить на потом? Куда идти за новыми хорошими вещами? И еще один очень важный вопрос — где раздобыть пять тысяч золотых на скоростного небесного скакуна?

Ты лебедя лишь тень

Иногда людям хочется просто ни с того ни с сего взять и поменять себя, стиль жизни, внешность. Побриться наголо. Сменить имидж. Перебрать гардероб. То же самое желание очень часто одолевает ночных эльфов, особенно священников.

На шестьдесят третьем уровне моя эльфийка начала исследовать болота под шляпками грибов Зангара и вдруг обнаружила, что искать партнеров для квестования не так легко. Никто не хочет делиться опытом, если квест можно сделать в одиночку, а на сложных элитных заданиях далеко не уедешь — до них ведь еще надо добраться.

А что может сделать против насекомых ходячих, насекомых летающих и насекомых ползучих святая эльфийка? Давайте спросим ее.

World of Warcraft: The Burning Crusade     скриншот, 109KB
Я ужас, летящий на крыльях ночи. Я — темный священник!

— Что ты можешь, о прекрасная леди с глазами аки фары?

— Могу лечить, — ответит она.

— А еще что?

— Могу не лечить.

— Понятно. А сможешь справиться с мощным грибным великаном?

— Смогу. Но это нужно будет очень много лечить.

Что делать, если структура момента навязывает доброй священнице только силовые способы решения конфликтов? Только уходить в тень, перекраивать таланты и обретать второе лицо, собирая комплект одежды для темных дел. Целая сумка оказалась забита новым гардеробом, и лечебная специализация была потеряна, но результат того стоил — эльфийка стала тенью, бесшумным и жутким сгустком мрака, убивающим мгновенно и безжалостно.

Темный священник очень близок по духу к колдуну — и тем, что предпочитает магию тени всей другой, и специализацией на заклинаниях, растянутых по времени, проклятиях и вытягивании жизни через тонкий шнур энергии. При этом способность лечить в подземельях осталась — достаточно надеть «докторский» комплект одежды, как сила исцеления возвращается. Конечно, теряется эффективность, магия расходуется неэкономно, и заметно уменьшаются параметры лечения. Но священник остается священником, и к тому же выбирать группам особенно не приходится — слишком уж многие наши собратья по ремеслу, оказавшись во Внешних землях, переходят на темную сторону силы.

Но подземелья — отдельная тема. А пока — давайте посмотрим, что это за грибной лес, куда занесла нас нелегкая.

Откусишь с одной стороны — подрастешь...

Грибной лес Зангарских болот смело назову самым странным местом во Внешних землях. Представьте себе вечный полумрак под синим небом — воздух мерцает и светится от летающих повсюду спор. Вдоль ручьев и озер бродят на ногах-ходулях высокие насекомые с щупальцами,
World of Warcraft: The Burning Crusade     скриншот, 136KB
Лучше всех в Зангарских болотах устроились драэнеи. Они построили свой городок на верхушке средних размеров гриба.
в воздухе повсюду летают похожие на скатов споровые летучие мыши, а над головой теряются в высоте гигантские шляпки невообразимо высоких грибов.

У подножья грибов на востоке обосновалась экспедиция Ценария. Оно и понятно — друиды вечно трутся около разных гербариев, а здесь — целый грибной лес с новой фауной и экологией.

Чуть севернее драэнеи выстроили город прямо на шляпке гриба. Здесь они раздают квесты, гоняют транспортных грифонов и курят кальян в часы отдыха. Для Орды на западе области предусмотрен городок троллей. Одним словом, Зангарские болота оккупированы прочно, и мало кто замечает, что в них живут и аборигены. Надо сказать, очень необычная форма грибной жизни — глазастые спорелинги. Впрочем, им тоже не до нас — в окрестностях своего городка на западе они из последних сил сражаются со своими природными врагами — грибными гигантами.

Если помочь спорелингам в их нелегкой борьбе, они героя полюбят и могут даже поделиться рецептами оригинальных блюд (из грибов, конечно) и парой интересных вещичек — но надо понимать: народ они бедный и альдорско-кристальной широты души себе позволить не могут.

Грибной лес хранит много неразгаданных тайн. Уже позже, обзаведясь собственным грифоном, эльфийка вдруг обнаружила на верхушке одного из самых больших грибов одинокий кальян, а рядом — человеческий скелет. Что за мрачные секреты хранит это место? Кто откусил не с той стороны гриба?

Километры воды

Но боже упаси вас выходить на болота ночью, когда силы зла царствуют безраздельно! Особенно не советую появляться на здешних озерах — их заняли злобные наги и нагайны, люди-змеи. Они — порча, чума и язва этих мест. Осушение болот, которое они проводят в жизнь,
World of Warcraft: The Burning Crusade     скриншот, 143KB
В форме тени можно выходить на бой даже против самых злобных и розовейших демонов.
— верная смерть всей экосистеме. На каждом озере у них стоит мощный насос, а в центральном водоеме, названным не зря Змеиным озером — огромный механизм, сток, в который уходит вода... и группы героев. Они ныряют глубоко под воду, чтобы вынырнуть в подземной полости и отправиться в подземелья водохранилища Спирального Клыка (Coilfang Reservoir), где, как говорят, хозяйничает сама повелительница наг леди Важж.

После цитадели Адского пламени подземелья водохранилища — следующие по счету для молодого героя. Освобождать рабов герои ходят в Загон (The Slave Pens), рассчитанный на 62-64 уровни и в Подболотье (The Underbog), где кроме наг поселились еще и представители местной фауны.

Это место, где много воды. Стоит сходить в него пару раз, как становится ясно, что не все так просто в Драэнорском королевстве, как казалось поначалу. Цитадель вспоминается с ностальгией. Здесь вам не тут — в царстве наг игроков быстро отучают безобразия нарушать.

Возьмем первого же босса Подболотья. Этот грибной великан Хангарфен умильно нюхает свои заросшие плесенью подмышки. Но не верьте ему — он лишь притворяется добрым. Стоит напасть на него, как великан начинает выращивать вокруг себя ядовитые грибы — зазеваетесь, окажетесь рядом с таким, и — бух! — половины воина как не бывало, а мага такой гриб и вовсе разрывает на куски. Рецепт, впрочем, прост — надо стараться не стоять на одном месте, а танк должен быстро оттаскивать великана от выращенных им грибов. И это не единственный сюрприз — сообразив, что группа не шутит, Хангарфен распыляет вокруг себя ядовитое облако, которое не просто бьет по героям, но лечит хозяина болота с четырехкратной силой.

Чувствуете общее направление?
World of Warcraft: The Burning Crusade     скриншот, 139KB
Грибные великаны обычно нападают на все, что движется, — но этот житель Споррегара добрый. Его приручили спорелинги.
Просто танковать и бить уже не получится — каждый член группы должен знать свой маневр и внимательно следить за обстановкой.

Но Хангарфен — это еще грибочки. Куда опаснее трехголовая гидра Газ-Ан, которая как-то сама завелась в здешней канализации. Она не просто норовит скинуть героев с металлической платформы в воду, дыхнуть ядом спереди и махнуть хвостом сзади — она травит танка медленно и методично. Отравленное дыхание складывается так, что вскоре отлечить гигантский урон становится просто невозможно. Это уже проверка на прочность танка, зачет на DPS группе и вызов священнику.

Охотник-драэней Муселек дает возможность несколько расслабиться и даже улыбнуться. Бой с ним сложен, но традиционно сложен, зато Муселек — единственный в своем роде охотник, который ухитрился приручить друида. Бедняга-медведь вынужден слушаться хозяина, который грозно кричит: «Клык, повинуйся! Убей их немедленно!» — расставляет ловушки и стреляет в белый свет как в копеечку.

Но не стоит сильно расслабляться, ведь впереди — Черный Сталкер, шагающее на высоких лапках насекомое. Сталкер владеет навыками телекинеза и может подбросить героя в воздух (лучше всего — охотника: парение ему не повредит и не помешает стрельбе), а если босс обнаружит вокруг себя толпу — выдаст разряд тока по всем сразу, чтобы жизнь медом не казалась. Он силен и бьет очень больно, но стоит соблюсти несколько простых правил — и Черный Сталкер, пошатнувшись, падает, обозначая конец подземелья.

Толпа из ярких личностей

Подболотье эльфийка проходила, уже сменив лечебную специализацию на боевую-теневую с легким уклоном в дисциплину, чтобы сохранить усиленную молитву духа, которая повышает не только параметр Spirit, но и силу лечения-урона.

Взгляните на священницу
World of Warcraft: The Burning Crusade     скриншот, 108KB
В первый раз на драконе дадут покататься бесплатно. Но заполучить собственного могут только лучшие бретеры сервера, прославленные бойцы Арены.
в скромной бело-голубой лечебной одежде. Посмотрите, как изящно она вскидывает руки, одаривая всю группу здоровьем и силой духа. Сможете ли вы определить на глаз, святая она или грешница, познавшая тьму? Нет. И несколько раз, пройдя подземелье и получив долю оваций (есть такая негласная традиция — говорить комплименты и хлопать в конце подземелья целителям, аки летчикам при посадке), эльфийка скромно бросала: «Ага, трудно в наши дни быть священником тени, но кое-какие навыки еще сохранились».

— То есть как? Разве ты не святая? — удивляются вокруг.

— Да, знаете, есть грешок.

— Не верим!

Эльфийка молча оборачивается тенью. Напарники изумленно молчат, и я пользуюсь моментом, чтобы выдать порцию ответных комплиментов танку, толковому паладину, опытному охотнику... Комплиментов заслуженных, потому что чем сложнее подземелье, тем яснее становится, что победа — это результат слаженных действий всей группы. Лечить хорошо можно только если вся группа создает для этого отличные условия, и если мою эльфийку приняли за святую — в этом заслуга прежде всего тех, кто дает мне исцелять тела и души спокойно и без напряжения.

  • Заслуга воина, который прочно «хватает» монстров.

  • Мага, который не стремится поиграть в «тряпочного танка», вовремя переколдовывает «овцевание» и аккуратно бьет по врагу, не подставляя свою тушку.

  • Охотника, который грамотно отлавливает «лишних» монстров в ледяные глыбы и при первых же признаках угрозы для священника принимает огонь на себя или на зверя.

  • Скромного разбойника, готового прокрасться во вражеский тыл и оглушить нужного врага в толпе.

  • Паладина, не злоупотребляющего своим доспехом.

  • Шамана, не забывающего выставить в каждом бою важные тотемы и не лезущего на рожон.

  • Колдуна, который сдерживает свои мрачные инстинкты, прячет мою душу в камень и оптом раздает лечебные камни.

  • Друида, который в разгар битвы с боссом не забудет вовремя бросить на меня иннервацию.

На моих плечах —
World of Warcraft: The Burning Crusade     скриншот, 140KB
Шаманчик в подземелье — один из лучших друзей лекаря, если не отходить далеко от его тотемов.
ответственность за их жизни и здоровье. Но только они сами могут сделать так, чтобы я сумел вовремя о них позаботиться.


Обратных примеров тоже очень много — когда группа играет не как единая команда, а как толпа из ярких личностей. Особенно не везло моей эльфийке с подземельями развалин Аучиндун, что на юге Террокарского леса. Эта группа подземелий — третья по счету после цитадели Адского пламени и водохранилища Спирального Клыка. И она сложнее обоих вместе взятых.

Что гробницы Магии, что птичьи залы Сетекк, что лабиринт Тени с повелителем звука Шепотом — все они очень сложны для прохождения, а сюрпризы боссов навевают на меня такую тоску и печаль, что расскажу о них я как-нибудь в другой раз.

Если пройти резервуар и цитадель будет легче с парой героев 70-го уровня в команде, то здесь даже группе, полностью состоящей из «семидесятников», не пообещаю легкую победу, особенно если игроки будут активно тупить.

Классический пример, знакомый многим, — воин начинает бой, и тут же монстра с него стаскивает DPS-класс. Монстр начинает с хрустом и чавканьем пожирать мага/охотника/вора — тот, разумеется, тоскливо смотрит в этот момент на священника. А что я могу сделать? Какой у меня выбор? Только дать магу погибнуть или начать агрессивное лечение с очевидным результатом — монстр задумается о том, не попробовать ли ему свежей эльфятинки. Трудно лечить, когда тебе отгрызают левую ногу.

— Тряпочный танк быть нехорошо, — говорит эльфийка едко. Но некоторые не понимают намеков. Маг, который ожидает, что воин во что бы то ни стало удержит на себе монстра под пиробластом в первые секунды сражения, — плохой маг, потому что нет выражения «удержать монстра». Есть выражение «сорвать aggro».

Следующая фаза веселых стартов —
World of Warcraft: The Burning Crusade     скриншот, 141KB
А вот и виновник разрушения Аучиндуна — повелитель звука Шепот. Это он только так называется, а на деле он оглушающе громкий товарищ.
когда охотник стреляет в монстра, попавшего в ледяную ловушку. Я пытаюсь представить себе извилистый ход мыслей такого охотника, и у меня плавится мозг.

— Моя любить смотреть, как охотник быть стрелять в лед, — говорит эльфийка с саркастической улыбкой между строк.

Потом группа ухитряется (как именно — я не успел сообразить) разозлить половину зала. «Надо бежать, ребята!» — говорят самые трезвомыслящие, остальные готовятся героически исправлять чью-то ошибку. Героизм — это очень здорово, вот только первой погибнет моя священница, потому что, когда на группу набрасывается десяток орков, контролировать уровень «угрозы» трудновато.

— Половина зала — это мелко. Давайте сразу целый зал на себя выманим, чтобы побыстрее подземелье пройти! — предлагает эльфийка желчно. И все это вместо того, чтобы после первых же признаков грядущей катастрофы сказать: «Ну, ребята, — похоже, вы слишком круты для меня!» — и уйти на поиски более подходящей компании. Умение вовремя сказать «нет» полезно для каждого — не только для того, кто играет за лечащий класс, но и для каждого, кто чувствует, что ему не по пути с рыцарями, которые говорят: «Ой!».

Воздушные замки

Эльфийка вышла из подземелья под разрушенный цирк Аучиндуна, взгромоздилась на грифона, который после короткого разбега взмыл в небеса. И сразу же раздался шепот «Не интересует ли священника поход в Механар?» от незнакомого охотника.

«Только если будет хороший контроль aggro, — шепчет священница в ответ. — А то они все меня уже...»

World of Warcraft: The Burning Crusade     скриншот, 145KB
Вообще-то Тралл не любит ждать. Но в этот раз он готов постоять на месте, пока мы делим добычу.

«У нас два воина и охотник. И я знаю, о чем ты говоришь, — у меня у самого есть персонаж-священник».

И я согласился, даже не зная о том, что это за Механар такой... Задумчиво я летел над развалинами Аучиндуна — и чуть не столкнулся нос к носу с жутким костяным драконом Терибусом Проклятым, который нарезал над руинами круги. Мой грифон затормозил в воздухе с мультяшной грацией и спешно ринулся вниз.


Оказалось, что заманивали меня в разбитые на куски земли Вечного шторма, в замок Ураганов, место обитания самого князя Кэль-Таса Солнцехода. Этот замок висит над пустотой — к нему ведет лишь труба с магической энергией, которую эльфы крови добывают в окрестностях Вечного шторма. Это место, где не очень любят тех, кто не обзавелся собственным грифоном или мантикорой — попасть на летающие башни замка без личного авиатранспорта... затруднительно, если только вы не друид 68-го уровня.

История крепости богата событиями. Во-первых, это космический корабль, который построили наару. Князь Кэль-Тас просто сумел отбить ее у этих светоносных существ. Во-вторых, столица драэнеев Эксодар — на самом деле одна из башен крепости Ураганов, которую драэнеи сумели-таки угнать из-под носа Кэль-Таса и его прислужников.

Механар — самое простое из подземелий крепости, но моя новая группа проходила его с большим трудом, с огромным напряжением сил и регулярными походами на кладбище и обратно. Мы все-таки прошли это действительно короткое подземелье, но это стоило нам больших усилий. Каждый участник группы выкладывался до предела, мы гибли часто и пачками.
World of Warcraft: The Burning Crusade     скриншот, 144KB
Это Сокретар, один из предводителей эльфов крови. Вообще-то он может убить нас с одного удара, просто сегодня он добрый.
Первого босса мы завалили чудом — в живых из группы осталось двое. Второго мы одолели лишь с третьей попытки, а последнего пришлось бить дважды.

И тут я начал понимать коварный замысел разработчиков. Весь Драэнор подчинен правилу: «Сначала — очень легко, потом — очень трудно». Первые подземелья вызывают лишь усмешку, потом начинаются сложности с водохранилищем Когтя. Первые признаки будущей катастрофы видны уже в Аучиндуне, а замок Ураганов смертелен для неготовых к нему игроков.

То же самое происходит и с репутацией. Подружиться (Friendly) легко с кем угодно, будь то экспедиция Ценария, Лотароиды, Споррегар, Альдоры или Кристальные эльфы. Уровень репутации «чтимый» (Honored) достигается за несколько часов легких усилий — и с ним герой получает первые ценности и рецепты, которые выдаются за репутацию. И сразу же — первая стена. Старые квесты уже не повторяются, ценности не принимаются — добраться до «благоговейного» (Revered) и уж тем более до «возвеличенного» (Exalted) уровня репутации исключительно сложно.

Даже с новой профессией ювелира наблюдается точно такая же картина. Сначала все просто, потом становится сложнее, и, разогнавшись, молодой ювелир так же врезается в стенку на уровне умения за 270. Развить ювелирное дело выше — задача невыполнимая без больших усилий и крупных финансовых вливаний.

Хитры и коварны разработчики Blizzard. Впрочем, это известно давно — еще с тех самых пор, когда они нашли способ дать игрокам возможность лично поучаствовать в великих событиях и сражениях прошлого с помощью пещер Времени в Танарисе.

И скалы в порошок сотрет

В тот день, помню, я, непонятно о чем думая, ввязался в очередную авантюру — пошел в Аучиндун с группой, в которой танковал паладин. Нет, все было не так уж плохо — эльфийка погибла всего раз пять-шесть. Паладин перед каждой «потягушкой» рассказывал, кто что должен делать и чем грозит предстоящий бой.

— Вот это сравнительно простой pull. А вот это — один из самых сложных.

Где-то в середине подземелья эльфийка спросила:

— А этот pull — простой или сложный?

Паладин не успел ответить — он уже тянул на себя стаю птиц. Через полминуты эльфийка валялась на земле, а осиротевшая группа в ужасе металась по коридору.

World of Warcraft: The Burning Crusade     скриншот, 108KB
На драконах мы гуськом летим в пещеры Времени. Старый Хиллсбрад зовет!

— Впрочем, нет, не подсказывайте, я попробую угадать.


Пройдя это подземелье, я изрядно вымотался и преисполнился паранойи. Я не хотел никуда идти, но перед предложением посетить пещеры Времени и спасти самого Тралла устоять не смог.

В пещерах Времени я уже бывал — их добавили в игру еще до основного дополнения. Но в этот раз весь путь по длинному коридору от входа до песочных часов эльфийка преодолела верхом на драконе.

Всего здесь три подземелья. Во-первых, Старый Хиллсбрад — место, где игроки помогают Траллу сбежать из плена. Во-вторых, Черная Трясина, где пятеро героев помогают Медиву открыть Темный Портал. И, наконец, рейдовое подземелье — Битва у горы Хиджалы. Попасть в каждое последующее подземелье невозможно, не пройдя при этом предыдущие — они открываются для игрока лишь последовательно. Да и в первое подземелье никто не пустит игрока, пока он не выслушает лекцию о пещерах Времени.

А что — это неплохой способ хоть как-то прояснить ситуацию для тех, кто склонен рваться в бой без лишних разговоров. Перед лекцией с меня взяли обещание убить помощников Иллидана — леди Важж и князя Кэль-Таса. А потом маленькая хранительница времени начала свой рассказ.

Время вовсе не неизменно, как принято считать. Оно подвержено изменениям и флуктуациям — и теперь оно в опасности. Драконы из Бесконечной стаи стремятся изменить прошлое, и опасность грозит всему миру. Он может просто прекратить существование, поэтому неудивительно, что хранитель времени, дракон Ноздорму, и его слуги так обеспокоены. Первая «точка опасности» — тот самый день, когда молодой орк Тралл бежал из многолетнего плена с помощью своей подруги Тареты Фокстон.

Тарета сговорилась с Траллом и устроила в лагере саботаж. Но теперь драконы Бесконечности заколдовали Тарету, саботаж устроить некому, а «эффект Тралла» будет похуже «эффекта бабочки».

Как Тралл удрал

Щуря глаза, я выхожу из пещеры —
World of Warcraft: The Burning Crusade     скриншот, 140KB
В старом Хиллсбраде эльфийка обернулась симпатичной гражданкой вполне человеческой наружности. Глаза тем не менее надежно спрятаны за фиолетовыми очками.
и вдруг оказываюсь в Хиллсбраде, в окрестностях городков Южный Берег и Таррен Милл. Те же холмы и деревья, те же медведи (только в меньшем количестве) бродят по полям. Преобразилась только моя эльфийка — она на время превратилась в человеческую женщину, чтобы не смущать жителей странным цветом кожи, светящимися глазами и острыми ушами.

Это далекое прошлое. Закончились войны с орками, мир воцарился в Восточных Королевствах. Еще не основан Оргриммар. Маги Даларана свободно упражняются в магии. Артас — еще наследный принц Лордаерона, и лишь смутные тревожные слухи о распространяющейся чуме приходят с севера.

Наша цель — крепость Дурнхолд, где держат пленных орков и самого Тралла. Во-первых, надо поджечь пять бараков. Охрана ходит большими группами, так что грамотно «разбирать» ее очень важно. Снулые орки ходят повсюду — они не мешают вам и не помогают, а лишь жалуются на общую слабость.

Пять бараков горят. Поборов прибежавшего на шум лейтенанта Дрейка, группа идет в крепость и в подвале находит нашего героя — Тралла. Ему придется сказать, что мы знакомые Тареты и действуем от ее имени. Впрочем, выбирать ему особо не прихоится.

Тралл — очень серьезный союзник и большая головная боль для группы, потому что он никогда не дожидается, пока группа оправится от сражения, а бежит вперед, рискуя своей зеленой головой и черными косичками. К счастью, он сравнительно неплохой танк и некоторое время может сражаться наравне с остальными, особенно если его лечить и немного помогать благословениями. И еще очень здорово, что он останавливается за воротами после сражения с очередным боссом — капитаном Скарлоком. Есть возможность спокойно распределить трофеи, прежде чем кивнуть Траллу и посмеяться над уморительной картиной — здоровенный орк скачет на паладинской лошадке капитана Скарлока.

Таррен Милл (еще не зачумленный город)
World of Warcraft: The Burning Crusade     скриншот, 147KB
Будущие герои Алого Монастыря собрались за этим столом. Всех их я убью в будущем. Многих — по нескольку раз.
придется брать штурмом, а охрана здесь шутить не любит. Маленькая передышка — Тралл вбегает в дом Тареты и обнаруживает заколдованную подругу. На улице нас уже ждет жуткий серый дракон — Охотник Времени. Сначала он натравил на нас своих помощников, а потом без предупреждения взялся за дело сам — и так хорошо взялся, что эльфийка только крякнула.

Воин остался в живых только чудом. Мы победили, и я унес из старого Хиллсбрада отличный магический кинжал.


А потом можно зайти в старый Южный Берег, чтобы воочию увидеть самого Кел-Тузеда — пока еще простого мага человеческой наружности. У причала ловит рыбу сам Нат Пагл, автор знаменитой книги о рыбалке.

В таверне за столом собрались командор Могрейн, волшебник Доан и весь цвет Алого Монастыря. На втором этаже таверны дрыхнет еще живой и безобидный Сталван Мисмантл. По улице бродит мальчик Ирод-Забияка, и маленькая девочка Белогривая еще скачет по лужайкам — они еще не знают о своей роли в будущем Алом Монастыре.

И еще много известных героев и злодеев живут здесь. И я всех их найду когда-нибудь в другой раз. А теперь мне пора.


* * *

Эльфийка снова летит над просторами Внешних земель на грифоне, словно черная тень в небесах, словно черный ворон или даже грозный Черный Плащ. Она посетила разваливающиеся земли Вечного шторма, увидела настоящую космическую ракету гоблинов и гигантские защитные купола Периметра. Она помогла гоблинам отразить нашествие жутких жукоидов и научилась летать на электромагнитных полях. Она приняла участие в обороне города Халаа и вновь вернулась к Свету.

Но это уже совсем другая история.

Статьи появляются на сайте не ранее, чем через 2 месяца после публикации в журнале.
ЧИТАТЕЛЬСКИЙ
РЕЙТИНГ
МАТЕРИАЛА
9.7
проголосовало человек: 309
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
вверх
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования