КАРТА САЙТА
  ПОИСК
полнотекстовый поиск
ФОРУМ ВИДЕО
ИГРЫ: НОВЫЕ    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-В Г-З И-М Н-П Р-Я

ЛЕГЕНДЫ И СКАЗАНИЯ

Автор материала:
Тимур Хорев
Опубликовано в журнале
«Лучшие компьютерные игры»
№9 (58) сентябрь 2006
вид для печати

World of Warcraft
История Азерота. Часть VIII

Жанр:
Издатель:
Blizzard Ent.
Системные требования:
PIV-1.2GHz, 256MB, 32 MB video, 56k (PIV-2.4GHz, 512MB, 256 MB video, broadband)
Адрес в сети:
Рейтинг: 98%

(Начало — в предыдущих номерах «Лучших компьютерных игр»)


С помощью молодого колдуна Гуль-Дана посланец Пылающего Легиона демон Кил-Джаеден превратил мирных орков в кровожадных воинов. Зеленые леса и поля Драэнора обратились в красные степи, отравленные злой магией. Чтобы навсегда поработить орков, Кил-Джаеден напоил Темный Совет демонической кровью. К вторжению в Азерот все готово. Лишь сопротивление отдельных вождей кланов мешает окончательно объединить орков в несокрушимую Орду.

Первым пробным заданием для новой Орды стала война с расой синекожих дренеев.

Рождение Орды

В окно башни стрелой влетел почтовый птеродактиль и сбросил на колени Гуль-Дана пакет. В зале Темного Совета наступила тишина. Все взгляды устремились на молодого колдуна и демона, сидящего рядом, в президиуме. Зашелестела бумага, Гуль-Дан пробежал взглядом сообщение, после чего встал и объявил:

— Последнее сопротивление подлых дренеев сломлено. Дальние болота очищены от наших исконных врагов! Это — победа!

Орки радостно зарычали, застучали по полу когтями. Раздался мелодичный звон фляжек и адские завывания. После того как демон Маннорот Разрушитель поделился своей огненной кровью со всеми членами Тайного Совета, орки уже не могли обходиться без крови. Они постоянно носили с собой фляжки и норовили сообразить на троих даже во время самых важных совещаний. Гуль-Дан и Кил-Джаеден терпели — необходимость постоянно прерывать симпозиумы короткими попойками искупалась собачьей преданностью всей верхушки Орды.

Пока совет веселился, молодой колдун прочел донесение до конца, нахмурился и протянул его демону.

— На тех болотах не растет случаем ничего... психоделического? — спросил он тихо. — Меня смутил вот этот пассаж насчет ночного огня.

Кил-Джаеден взял когтистой лапой свиток: «Отряд Кровавого Клыка докладывает. В ночь на 34 мы наблюдали тройной огненный столб неизвестной природы над вражескими позициями. Явление сопровождалось сотрясением почвы и шумом. Был отдан приказ рассредоточиться по местности и окопаться. Наутро с личным составом проведена политбеседа на тему «Бдительность воина Уголовным Кодексом удвоена».

— Это был мю-дельта-ионопласт, — сказал Кил-Джаеден колдуну.

— Что?

— Не запоминай слово, это... наш демонский жаргон. Твои орки наблюдали старт небесной колесницы. В общем, дренеи опять убежали.


Кил-Джаеден склонился над четырехмерной звездной картой. Его неудержимо рвало на Азерот. Гуль-Дан сидел на кресле, смотрел на звезды и пускал колечки из длинной трубки с зельем.

— Завтра начинаем стройку века, — задумчиво проговорил Кил-Джаеден. — Но нам надо, чтобы наши вожди друг с другом не передрались до времени.

— Опасные настроения? — подал голос Гуль-Дан, затянувшись.

— Еще какие! Озверин свое действие оказывает. Кругом себя оправдывает. А ты, орк, хоть и силен, но авторитета у тебя никакого еще нет.

Дверь в тронный зал вдруг задергалась так неожиданно, что вздрогнули и колдун, и демон. За стеклом маячила клыкастая орочья морда.

— Приема не будет до послезавтрашней недели! — крикнул тому Джаеден. — И вообще, ночь на дворе. Если вы посол, то оформляйтесь утром во втором окошке внизу.

Однако посетитель продолжал топтаться за дверью и прикладывать к глазам заскорузлую лапу, вглядываясь в полумрак зала. Гуль-Дан пожал плечами, встал с кресла и отворил дверь. В зал Темного Совета, сутулясь и шаркая ногами, вошел незнакомый орк. Он сел на кресло, откинулся на спинку, закрыл глаза и молча сидел несколько минут. Демон и колдун переглянулись несколько раз. Наконец орк приоткрыл зеленые веки и глухим голосом прорычал:

— Меня зовут Блэк. Блэк.

— И что, это дает вам право врываться среди ночи в святая святых Орды? — весело спросил молодой колдун.

— Вы смеетесь. А меня зовут Блэк. Мне девяносто пять лет.

— И что же вы от нас хотите? Предлагаете свое племя и себя в вассалы?

Блэк помолчал и сказал:

— У вас Орда.

— Верно, у нас — Орда, и весьма неплохая. И что из этого? — Колдун перестал улыбаться.

— Вам не нужен вождь?

— Вы что — больной? — спросил раздраженный Гуль-Дан.

— Да, и очень старый к тому же. Я — Блэк. Я всегда был вождем. Меня свергали и бросали в подземелья десять раз. Я всю жизнь страдал за других. Такова моя профессия — страдать за других.

— Так вы подставной вождь-марионетка? — подал голос Кил-Джаеден. — Сколько вы берете за свои услуги? Уверен, мы договоримся.

Так орочья Орда обрела вождя. Старый и жестокий орк-вождь из дальних пределов возглавил Драэнор, быстро подавил сопротивление кровавой рукой Кил-Джаедена и отрядами орксштурма. Подставной вождь был не только злым, но и весьма нечистоплотным. Неофициально Гуль-Дан прозвал его Пачкулей Пестреньким, но на людях генерального орка звали только Блэкхэндом, Черной Рукой. Другие сильные вожди, такие как Гром Адский Крик и Оргрим Молот Смерти, не спешили открыто выступать против Блэкхэнда, учитывая не только его природную жестокость, но и преклонный возраст.

— А прозвище мы дадим ему наследственное, от нашего Маннорота. Будет он Блэкхэндом Разрушителем, — заключил Кил-Джаеден.


* * *

Солнце еще не взошло, а на красных степных просторах Орконура вовсю кипела работа. Орки-бригадиры ходили по стройплощадке и пинали ленивых сонных пеонов. Особенно доставалось тем, кто осмеливался уснуть на рабочем месте, — почесывая побитые бока, пеоны ворчали и шли строить деревянные леса.

По всей площадке разносилась громкая и нецензурная ругань на демонике — это только-только призванный адский страж бился в колдовской клетке, не желая подчиняться неопытному выпускнику школы чародейства и волшебства. Слушая выражения, от которых уши завяли бы у любой суккубы, старый ушастый черт из Искаженного нижнего мира лишь слегка хмурился. Он был занят важным делом и не мог отвлекаться на мелочи. Прижав уши от напряжения, прикрыв глаза, черт вытягивал вперед лапу — огромная глыба камня поднималась в воздух и плыла в сторону котлована.

На краю ямы стоял Гуль-Дан в каске и рассеянно улыбался. Строительство объекта «Девятые Врата из Забвения» (он же — «Вавилон-16») шло полным ходом.

Еще на стадии проектирования возникло много вопросов. Сначала дизайнер, а за ним и колдуны настаивал на круглом отверстии, обрамленным металлическими шипами. Такая форма, мол, позволяла экономить трансляторы волшебного мю-поля и сбрасывать излишки в эфир. Но Кил-Джаеден наложил на проект вето, пояснив, что портал должен походить не на кроличью нору, а на широкий и удобный платяной шкаф. Колдуны в шоке бросились выяснять, что такое платяной шкаф, извели кучу времени и бумаги, но вынуждены были сдаться и спросить у демона. Тот посмеялся и нарисовал эскиз. После долгих споров было принято решение убрать из конструкции ненадежные ножки и двери — отключенное мю-поле и так прочно блокировало портал. Размеры каменного сооружения были выбраны такими, чтобы по ширине в него могла, не перестраиваясь, пройти рота орков. По высоте в ворота должно было пройти собранное осадное орудие.

Пока колдуны экспериментировали с щелью между мирами и пытались добиться стабильности вихревого потока, новый зиц-предводитель Орды Блэкхенд организовывал сбор войск под предлогом учений «Партнерство во имя еды». Недалеко от места строительства выросли военные городки, где будущие экспедиционные войска проходили ускоренный тренировочный курс.

Особняком стоял неприметный лагерь оркназа, где лучшие из худших готовились в разведчики. Натаскивал оркназ лично Кил-Джаеден по методичкам вампирразведчика Тихондрия.

Тем временем в башне Темного Совета...


— А ну, уруки, с кем на троих?

Гуль-Дан мысленно выругался. Заседание Темного Совета прерывалось третий раз за день. К тому же действие озверина продолжалось, и орки медленно, но верно выходили из-под контроля. Один вождь даже додумался принести на заседание трещотки. Игрушку отобрали, вождя выгнали. Гуль-Дану без поддержки демона (тот пропадал на стройке) приходилось проявлять чудеса дипломатии:

— Слово предоставляется Оргриму Молоту.

Оргрим заговорил:

— Мы, орки, независимый и гордый народ. Зачем нам эти ворота и новые опасности? Мы и здесь хорошо проживем. Мы не наемники. Разве Оргрим когда-нибудь кому-нибудь служил?

— Нет! — дружно заорал весь президиум.

— Разве я когда-нибудь делал что-то по чужой указке?

— Никогда! — орали орки.

— Вот такая вот загогулина получается, понимаешь, — заключил Оргрим и сел в кресло.

— Поймите меня правильно, — проговорил Гуль-Дан. — Никто не принуждает орков идти на завоевание нового мира. Те, кто сомневается, могут, конечно, остаться в резерве. Ничего, что Зерот набит несметными богатствами, — вы ведь не гонитесь за деньгами. И огромные новые земли, замки, поля и леса тоже можно уступить другим. Те, кому дорог родной Драэнор, — будут ждать возвращения собратьев, нагруженных золотом и трофеями. А те, кто пойдет с нами за приключениями, — они сделают это не по чьей-то указке, а для собственного удовольствия.

— Похоже, у тебя в родственниках затесался скорпид, — буркнул Оргрим.


— Куда идем мы, Джаеден?

— Большой-большой секрет! — оскалился демон.

Этим вечером Кил-Джаеден, спешно вернувшись с объекта, выловил Гуль-Дана после заседания и повел за собой. Молодой орк терялся в догадках, не понимая причины таинственной ночной прогулки.

На окраине города демон привел орка к неприметному дому.

— Значит так, Цветок: внутрь ты войдешь один. Не обращай внимания на тарелки, яблочки и провода. Тебе нужен видеофон на столе. Это портативный альфа-лучевой анализатор на тиристорах, сокращенно «палантир». С его помощью я регулярно связываюсь со штабом. Но сегодня особый случай — с тобой лично с глазу на глаз хочет поговорить Сам.

— Сар... герас? — От неожиданности голос колдуна осип. На улице словно стало холоднее, и где-то вдали завыл кроколиск.

Кил-Джаеден кивнул:

— Не теряйся, что бы ты ни увидел, Данни-бой. Иди.

Внутри в полумраке мерцал экран видеофона. Негромко шипели колонки. Медленно колдун подошел к нему, сел в кресло и уставился на мельтешащие помехи. Его била дрожь. Через минуту по видеофону поехали полоски, и появилась нечеткая картинка — маленькая поляна с круглым каменным колодцем в середине. Кроме колодца, нескольких деревьев и куч пожухлых листьев, на экране не было ничего. Но Гуль-Дан не на шутку перепугался. Несколько секунд изображение стояло неподвижно, потом у ближнего края колодца что-то показалось... и тут же экран снова заполнили помехи.

Шум в колонках переменился — теперь они громко свистели, кряхтели, трещали и подвывали. По экрану снова поехали строчки, и Дан увидел странное существо, похожее на очень худого орка, замотанного с ног до головы в тряпье так, что не видно было ни лица, ни лап. Загадочная тварь изгибалась, крутила головой и не обращала никакого внимания на похолодевшего зрителя. Двумя лапами она медленно и с заметным напряжением проворачивала большой и круглый заржавевший рычаг. Гуль-Дан сидел, вцепившись в подлокотники кресла. Забинтованный все вертел и вертел странный вентиль. Через несколько секунд экран сморгнул, и на нем появилась четкая картинка — спящий юноша, лежащий на подушках. Колонки смолкли.

Колдун не раз видел людей на изображениях, которые ему передавал демон от Тихондрия и его вампиров-разведчиков. Он сразу понял, что на этот раз перед ним Саргерас, — странной зловещей пустотой тянуло из экрана, хотя в самом изображении не было ничего страшного и необычного.

Юноша не двигался, глаза его были закрыты, но Гуль-Дан понимал, что Саргерас очень внимательно изучает его.

— Кто ты? — грохнул низкий голос в колонках.

— Взззхоббит! — вымолвил Гуль-Дан, подскочив в кресле. «Что за ахинею я несу?» — подумал он сразу же и торопливо добавил:

— Я Гуль-Дан, бывший предводитель Орды.

— Ясно. Слушай меня, Гуль-Дан, и слушай внимательно. Очень скоро ты поведешь орков на Азерот через портал, который откроют твои волшебники с моей помощью и помощью этого юноши, Медива. Мне трудно, и им трудно наводить портал между далекими мирами. Но час близится, и твои войска предадут неразумный Азерот мечам и пожарам. Но это еще не все. От тебя требуется еще одна вещь.

— Я слушаю, повелитель.

— Ты должен отправиться к северному морю в место с координатами, которые тебе передаст Кил-Джаеден. Там тебе нужно будет погрузиться в море. На дне стоит высокая гора. В ней — глубокая нора. В той норе в подводном храме ты найдешь гробницу, где лежу я, Саргерас. Ты должен найти меня и вернуть на землю. Тогда ты получишь все, что пожелаешь, и станешь живым божеством.

— Почему ты сам не выйдешь на землю?

— Я не могу этого сделать.

— Но почему?

— Потому что я мертв.

Темный Портал и падение Штормового

Провидению препоручаю я вас, дети мои, и заклинаю: остерегайтесь выходить на болото в ночное время, когда силы зла властвуют безраздельно.

Артур Конан Дойл, «Собака Баскервилей»

По случаю торжественного открытия врата были украшены шарами и лентами. У подножья слева и справа волновалось зеленое море — на праздник прибыли орки со всего Драэнора. В середине стояли орочьи роты в полной боевой выкладке. Взрыкивали нагруженные вьюками варги. Армию и зевак разделяли серые патрули орла нашего дона Блэкхэнда. Инженеры и колдуны дежурили у главных переключателей — те уже искрили от избытка магической энергии. Подрагивал воздух в портале, отсвечивая высокооктановой магией.

Азерот, 82KB

— Ну, что я могу сказать... строили мы, строили и наконец построили! Ура! — Гуль-Дан махнул рукой с трибуны, и с каменного портала слетела закрывающая его ткань.

Орки радостно зашумели. Хлопал лапами демон Кил-Джаеден. Делегация Темного Совета вышла к трибуне, и сам Блэкхэнд огромной секирой перерубил красную ленту. Он воздел секиру в победном жесте, а потом подошел к микрофону. Наступила тишина.

— Сегодня великий день, — начал речь вождь. — Сегодня мы ответим на извечный вопрос — одиноки ли мы во Вселенной? Есть ли жизнь там, в далеких мирах, нет ли там жизни — это нашей науке было неизвестно. Наука, что называется, была не в курсе дел. Но с помощью наших верных друзей-демонов мы наконец сможем преодолеть огромные пространства между мирами, воочию увидеть братьев по разуму. И убить их всех!!

Долго у подножья портала не смолкали аплодисменты, переходящие в овацию.

— Вчера в это же время через ворота в иной мир, называемый Азеротом, прошли через проход наши лучшие парни — бравый оркназ. Они первыми вступили на чужую и полную опасностей планету, чтобы начать плановую разведку и закрепиться на плацдарме. Это был маленький шажок для орка, но огромный скачок для всех нас. А сейчас мы воочию увидим, с чем они к нам вернутся. Инженеры, прошу!

Толпа инженеров и колдунов в капюшонах засуетилась у пульта. Защелкали рубильники, загудели генераторы магии. Народ безмолвствовал. Полминуты в полной тишине гудели пульты и искрила магия. Потом в прямоугольном пространстве портала воздух дрогнул, пошел волнами и засветился желтым. Толпы дружно ахнули и зашептались, увидев за проходом незнакомый зеленый пейзаж и ярко-желтое солнце. Потом в проходе на той стороне показались три силуэта, и через ворота в Драэнор прошла тройка орков из группы особого назначения. Они уже были проинструктированы и знали, что делать, — оркназцы вышли к трибуне, и главный отрапортовал Блэкхэнду:

— Докладывает командир группы! Мы успешно прибыли на место и разбили базовый лагерь. Нами взяты образцы воздуха, почвы и растительности. Задание выполнено, потерь среди личного состава нет.

— Вольно, — сказал вождь. — Что лично вы можете сказать о том мире, в котором оказались первыми представителями орчества?

— Ну... — замялся орк. — Там голубое небо и очень жаркое солнце. От жары можно укрыться под зелеными растениями. В ручьях чистая вода, и охотиться на зверей очень легко. Цветы тамошние очень красивы, я их принес с собой. — Командир сунул лапу в мешок и вынул пучок цветов. — Вот! Раз ромашка, два ромашка. Пять ромашка, шесть ромашка...

— А я четвертую сорвал, — ни к селу не к городу сказал орк-солдат, стоящий за спиной командира.

Вождь Блэкхэнд поспешил перевести разговор с гербариев на что-нибудь более воинственное:

— А жителей вы видели?

— Так точно! Мы следили за их селением. Это люди — слабые и тщедушные розовые существа. Любого можно убить одним ударом. Если они все такие, то война закончится за две недели. Я так думаю.

— Золотые слова, воин, надолго их запомнят! Только... — Краем глаза Блэкхэнд увидел движение в толпе и повернулся. А когда увидел знакомую фигуру, оскалился.

На помост выходил Дуротан Снежный Волк, одетый в серебристые шкуры. Его увидели все — и Темный Совет, и толпа, и солдаты. Наступила напряженная тишина. Гуль-Дан, стоящий поодаль, сделал знак страже, но Кил-Джаеден махнул рукой, и стража замерла.

— Позор джунглям! — громогласно крикнул Дуротан. — Зачем вы слушаете их, этих колдунов? Они погубили шаманство, они отравили наши земли, они приведут всех орков к погибели! Они загнали вас в рабство, но я — Снежный Волк! Я волк свободного племени! И пусть моя смерть послужит для вас всех предостережением.

Дуротан вынул из ножен меч. Толпа заволновалась. Кил-Джаеден, нагнувшись, что-то шептал Гуль-Дану. Тот просиял.

— Гхм! Раз-раз-раз... — сказал в микрофон Гуль-Дан. — Послушай, Дур... отан Снежный Волк, мы все очень уважаем тебя и твой клан. Ты очень зря на нас клевещешь, мы не собираемся тебя убивать. Однако твои заблуждения опасны, и мириться с твоими выходками мы больше не можем. Поэтому мы предоставляем тебе и всему клану Снежных Волков возможность исправиться и кровью искупить свою вину. Вам предоставляется честь первыми уйти в Азерот и начать там новую, честную жизнь. Выбирай — смерть ради собратьев или добровольное изгнание!

Приготовившийся было умереть с честью Дуротан растерялся.

— Если кто-то еще решит разделить с Дуротаном и его кланом общую судьбу, тот может пройти в ворота в течение сегодняшнего и завтрашнего дня, — объявил колдун. — И пусть не говорят про нас, что мы кого-то к чему-то принуждаем. А ты, возмутитель спокойствия, иди. Иначе — мементо море.

— Моментально... — пояснил Блэкхэнд.

— ...В море! — заключил Кил-Джаеден.

Дуротан хлопал глазами.

— Что, прямо сейчас? — спросил он колдуна.

— Давай-давай, страус, пошел!

— Ну что ж, я принимаю изгнание, чтобы в будущем попытаться спасти собратьев от власти колдунов и рогатых негодяев. — Вождь Снежный Волк повернулся к толпе. — Сегодня я уведу свой клан с собой в новый мир! Ради вас, ради орочьего племени! И еще раз повторяю — за все, что здесь сегодня было, лично я никакой ответственности не несу.

И он шагнул в портал.

— А правильно ли мы сделали, отпустив его? — шепнул Гуль-Дан демону.

— А пусть бегает... — махнул рукой тот. — Все равно солнце сожжет его. Если поймет свои ошибки, поможет нам. Если нет — прикроет эвакуацию. Все польза.


Ворота были размещены с помощью Саргераса в относительно безлюдной местности королевства Штормового, среди восточных болот, в местечке Черная Трясина. Орки проникали в Азерот ночами, понемногу занимая безлюдные болота и разбивая в них полевые лагери. Очень скоро все экспедиционные силы Орды переправились в новый мир и создали в Черной Трясине мощные укрепления.

Вторжение орков в Азерот началось.


* * *

— Дружище Лотар! — возопил король Ллейн, привстав с трона. — Где же ты был?

— Восточные границы патрулировал... — начал было сэр Андуин Лотар. Он вошел в тронный зал как есть в доспехе, запылившемся в дальней дороге.

— Я тебя искал, искал, а ты не все не появлялся, — продолжал монарх. — Я уже и гонцов посылал, и банкет подготовил, и весь Штормовой украсил к твоему прибытию, и птичек настрелял, этих, как их...

— Куропаток... — подсказал рыцарь.

— Точно, куропаток! Да. Вот. Гм... Ведь кто же, кроме тебя, случись что, наше королевство оборонять будет?

Король Ллейн все говорил, говорил... А рыцарь думал: «Как хорошо, что мы снова вместе, как тогда, в юности!» И еще он думал про Медива — как он там, в тумане.

— Что слышно про нашего бедного колдуна? — спросил Андуин короля.

— А? Что? Медив? Не спрашивай. Там все очень плохо. — Король сокрушенно покачал головой. — В последнюю неделю вокруг башни появился какой-то колдовской белый туман. На горных тропах завелись совершенно жуткие существа. Сиделки не хотят наниматься в его башню, а те, которых мы посылаем, возвращаются совершенно невменяемыми. И это только те, что возвращаются.

— Туман начал распространяться неделю назад? — Рыцарь озабоченно нахмурился. — Примерно в это же время на восточных границах начали замечать зеленых чудовищ. Они пришли из болот.

— Да-да-да, я знаю. Мне рассказывали. Ничего серьезного. Это лягушки-переростки. Там повышен естественный фон, вот они и растут.

— Ладно. — Андуин Лотар снял рыцарский шлем. — Велите накрывать на стол, как в старые добрые времена.


— Дружище Лотар! — закричал король, вставая с трона. — Ты ж где был?

— Стойте! Стойте! Помолчите, ваше величество, дайте мне сказать. Дело серьезное. Помните, в прошлом году мы говорили про гигантских лягушек из Черной Трясины? Они начали нападать на приграничные деревни. Начались стычки на границе, люди покидают края. Там творится что-то серьезное, надо собирать армию и идти выкуривать орков из болот.

— Не слишком ли ты сильно беспокоишься, мой верный вассал? Что может сделать какой-то десяток лесных чудовищ? Мы пошлем один отряд на защиту, и наши бравые консервные банки разнесут всю Черную Топь вдребезги пополам.

— Никто не знает, сколько там этих чудовищ, — ответил Андуин Лотар. — Их может быть и сто, и тысяча. В болотах творится что-то совершенно непонятное. Я не знаю, откуда они взялись, но я подозреваю, что они связаны с Медивом... Что?

— Да, насчет этого волшебника. Только вчера я получил депешу, — сказал король. — Туман распространился на все предгорье, и монстры спускаются в деревни.

— Мы не можем оставить Медива в беде. Но прежде чем я уйду, Ллейн, вели принести метлу.

Ллейн удивился, но приказ отдал. Еще более изумленный дворник принес метлу. Рыцарь Лотар снял перевязанные прутья орешника с метлы, выдернул один и протянул королю.

— Попробуйте сломать этот прут, ваше величество.

Король послушно сломал его и вопросительно уставился на рыцаря. Тот протянул королю оставшиеся прутья королю.

— А теперь попытайтесь сломать все сразу.

Король переломил пучок об колено.

«Так и помрешь дураком», — подумал рыцарь. Но сказать ничего не успел. В тронный зал вбежал задыхающийся гонец.

— Орки идут! Орки! Они в трех днях пути отсюда. Они все вышли из болот и смяли наши патрули. С ними много повозок и пушек. Их не меньше двух тысяч, и они идут сюда.

— Ваше величество, наша армия рассеяна по всей стране, — тихо сказал Лотар. — У нас нет достаточно сил, чтобы оборонять Штормовой. Мы должны сдать город.

— Я ни за что не отдам такой приказ! — крикнул Ллейн. — За стенами Штормового наш народ в полной безопасности. Город неприступен, и если орки с топором к нам придут, то от него и погибнут. Пусть выстраиваются, морровы дети, в очередь.

Сэр Лотар посмотрел на своего короля и вздохнул.

— Ваше величество, я немедленно возьму свой отряд и пойду к башне Медива.


Рыцарь сэр Андуин Лотар потерял почти всех своих людей, пробиваясь к башне волшебника через магический туман. Часть пала жертвой чудовищных собак с раздвоенными мордами. Еще нескольких закололи ожившие мумии, двое сошли с ума. Но Лотар все же дошел до самого верхнего этажа замка волшебника. В грязной и закопченной комнате стояла кровать, на которой лежал неподвижный Медив. Трубки, провода и попискивающие приборы поддерживали в нем жизнь. В углу на стуле сидела спиной к рыцарю и всхлипывала сиделка. Рыцарь обнажил меч и подошел к кровати.

Азерот, 88KB

— Медив, как же тебя так угораздило, — шепнул сэр Лотар. — Ты почти не изменился с тех давних пор...

Медив внезапно открыл глаза. Рыцарь отшатнулся от кровати и выставил перед собой меч. В тишине слышались лишь вслипывания сиделки в углу. Медленно Медив повернул голову и взглянул на Лотара полными бесконечной усталости глазами.

— Добей меня, друг, — прошептал он еле слышно. — Добей, ибо во мне затаилось страшное зло.

Лотар склонил голову и замер на мгновение, а потом сделал шаг вперед, взмахнул мечом и пронзил тело волшебника. Медив вздрогнул и затих. Запищал странный прибор у кровати.

Морок пропал. Туман вокруг башни мгновенно исчез, словно унесенный неощутимой взрывной волной. Как будто проснувшись от наваждения, рыцарь неуверенно осмотрелся и дотронулся до лица. Что-то неуловимо изменилось в комнате. Исчезла сиделка вместе со стулом, пропали грязные тела убитых адских собак. Лотар посмотрел на свой меч, на тело волшебника, а потом развернулся и пошел к выходу.

— Спасибо, друг! — послышался шепот за спиной.


* * *

Освобожденный дух Саргераса летел через мироздание, сквозь звезды и туманности. Его больше ничего не связывало с Азеротом — уже во второй раз он был изгнан из мира и должен был начать все сначала.

«Я Саргерас. Я упал в вечность», — меланхолично повторял он молчаливым звездам.

Статьи появляются на сайте не ранее, чем через 2 месяца после публикации в журнале.
ЧИТАТЕЛЬСКИЙ
РЕЙТИНГ
МАТЕРИАЛА
9.9
проголосовало человек: 271
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
«назад
«История Азерота. Часть VII


вперёд»
История Азерота. Часть IX»
Все статьи серии:
История Азерота: Часть I
История Азерота: Часть II
История Азерота. Часть III
История Азерота. Часть IV
История Азерота. Часть V
История Азерота. Часть VI
История Азерота. Часть VII
История Азерота. Часть VIII
История Азерота. Часть IX
История Азерота. Часть X
История Азерота. Часть XI
История Азерота. Часть XII
История Азерота. Часть XIII
История Азерота: Часть XIV
История Азерота: Часть XV
История Азерота: Часть XVI
История Азерота: Часть XVII
История Азерота: Часть XVIII
История Азерота: Часть XIX
История Азерота: Часть XX
История Азерота: Часть XXI
История Азерота: Часть XXII
История Азерота: Часть XXIII
История Азерота: Часть XXIV
История Азерота: Часть XXV
История Азерота: Часть XXVI
История Азерота: Часть XXVII
История Азерота: Часть XXVIII
История Азерота: Часть XXIX
История Азерота: Часть XXX
История Азерота: Часть XXXI
История Азерота: Часть XXXII
История Азерота: Часть XXVIII
История Азерота: Часть XXXIV
История Азерота: Часть XXXV
История Азерота: Часть XXXVI
История Азерота: Часть XXXVII
История Азерота: Часть XXXVIII
вверх
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования