КАРТА САЙТА
  ПОИСК
полнотекстовый поиск
ФОРУМ ВИДЕО
ИГРЫ: НОВЫЕ    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-В Г-З И-М Н-П Р-Я

ЛЕГЕНДЫ И СКАЗАНИЯ

Автор материала:
Тимур Хорев
Опубликовано в журнале
«Лучшие компьютерные игры»
№11 (72) ноябрь 2007
вид для печати

World of Warcraft
История Азерота: Часть XVIII

Жанр:
Издатель:
Blizzard Ent.
Системные требования:
PIV-1.2GHz, 256MB, 32 MB video, 56k (PIV-2.4GHz, 512MB, 256 MB video, broadband)
Адрес в сети:
Рейтинг: 98%

Когда планета Драэнор начала распадаться на части от воздействия демонических энергий, группа героев Альянса сумела спасти Азерот, перекрыв портал между мирами. Вторая война закончилась очередным поражением Пылающего Легиона.

Гибель Драэнора обозначила начало нового времени  эпохи Азерота современности. И увидели мы новое небо и новую землю, ибо прошлое ушло безвозвратно.


Однажды лейтенант Аделас Блэкмур приехал из гор к крепости Дурнхолд. Он вез пленного орчонка, который занемог, не перенеся трудностей военного пути. Орчонок был пуглив и дик и очень слаб — он не понимал языка, отвергал предложенную пищу и тихо, гордо умирал.

Посмотреть на него сбежалась вся крепость — кроме часовых, которым выдалось дежурить на вышках вокруг орочьих лагерей. Блэкмур размахивал бутылкой и орал: «Почему звереныш ничего не ест? Обещаю щедрую награду тому, кто выяснит, что любят орчата!»

Лагерные ветеринары устроили консилиум, солдаты собрались на мозговой штурм. Перебирались сорта мяса, молока и возможные рационы. Повара устали бегать на кухню. Выдвигались самые дикие идеи: предложить орчонку мед, желуди, чертополох, рыбий жир...

Шум затянулся бы надолго, если бы в зал не пробралась в толпе маленькая девочка Тарета, дочь слуги. Прежде чем ее заметили и увели из залы, она сунула орчонку через прутья клетки бутылочку с молоком. Отобрать бутылку удалось лишь после того, как орчонок ее ополовинил.

— Как это мы раньше не додумались до молока? Орки ведь млекопитающие! — заорал лейтенант Блэкмур. — Кто эта милая девочка? Ее ждет награда!

«Возможно, даже большая, чем она сейчас думает, — но лет через десять», — подумал он и дернул за рукав главного ветеринара.

— Эй, коновал, ты ведь мне говорил, что орки не переносят нашего молока! — шепнул лейтенант яростно.

— Они и не переносят, — ответил шепотом ветеринар. — В бутылочке точно было не коровье молоко, не козье и не кумыс...

— Так другого же и не бывает! — взорвался Блэкмур.

— Бывает, сэр, — ответил ветеринар. — И на заре жизни вы питались главным образом им.

Аделас Блэкмур замолчал. Потом сделал еще глоток из бутылки и поманил Тарету:

— Милое дитя. Подойди сюда. Как зовут твою маму? Кланния? Иди к ней и передай, чтобы вечером она зашла ко мне в кабинет.

Повелитель кланов

Но вскоре к плену он привык,

Стал понимать чужой язык...

М. Лермонтов, «Мцыри»

После долгих уговоров кормящую мать Тареты удалось убедить, что идея делиться молоком с маленьким зеленым чудищем — это «Ужас!», но никак не «Ужас, ужас, ужас!». В ход пошли обещания дать мужу хорошую должность. Сердобольная женщина согласилась поучаствовать в спасении зеленокожего мальчика, и орка тайно поселили в семье Фокстон до тех пор, пока он не научится есть твердую пищу.

Через несколько лет Тралл окреп, возмужал и уже сносно изъяснялся на всеобщем, демонстрируя живой ум и потрясающие физические возможности. Аделас Блэкмур, быстро дослужившийся до генерала, укрепился в мысли сделать из орка гладиатора для местной арены.

Так Тралл попал в казармы. Личным тренером и учителем Тралла был сержант, пожелавший остаться неизвестным.


Сержант прохаживался перед выстроившимися в ряд новобранцами и зычно провозглашал:

— Я ваш главный инструктор по боевой и строевой подготовке! С этого момента вы будете говорить, только когда я к вам обращусь! Первым и последним словом, исходящим из ваших тощих глоток, будет слово «Сэр!». Вам все ясно?

— Сэр, есть, сэр! — нестройно прозвучали голоса, среди которых резко выделялся орочий бас Тралла.

— Что это за блеянье — вас что, маги заколдовали? Не слышу!

— Сэр, есть, сэр! — орали, ломая комедию, новобранцы.

— Я строг, и я вам не понравлюсь. Я строг, но справедлив. — Сержант вскинул руку, указывая на стоящего в конце ряда Тралла. — И я лишен расовых предрассудков. Я одинаково ненавижу вонючих орков, тормозных троллей, лопоухую эльфню и вечно пьяных гномов! И моя задача — избавиться от тех, кто не способен служить в моей любимой пехоте Альянса!

Сержант подошел к сутулящемуся новобранцу.

— Откуда ты, негодяй?

— Сэр, из-под Квель-Таласа, сэр!

— Вот дела! Оттуда набирают только эльфов-аристократов и троллей-дегенератов. На дивнючего эльфа ты не похож, так что выбор у нас невелик.

«Заг-заг», — раздался тихий бас из середины ряда.

— Кто это там вякнул? — развернулся сержант. — Я спрашиваю, кто этот шутник, который прямо сейчас и получит по наглой зеленой и плоской роже? Как твое имя, звереныш?

— Сэр, рядовой Тралл, сэр!

— Отныне ты рядовой Тра-ля-ля, и твоя зеленая шкура в моих руках!


Тралл быстро обогнал в физическом развитии всех сверстников-людей, но Блэкмуру этого было мало. Он назначил перспективному гладиатору учителей чтения и письма, этикета, философии, икебаны и верховой езды на паладинских лошадках (к большому неудовольствию местного ордена Света).

Занятия по обращению с оружием и боевым искусствам вел все тот же безымянный сержант. Практические занятия на арене сменялись теоретическими лекциями. Гномы-плотники выли, обнаружив в расписании Тралла, — после него приходилось ремонтировать все наглядные пособия и боевые манекены. Даже речевка пехоты: «Это мой меч. Таких мечей много, но этот — мой» — звучал в клыках орка по-издевательски, так как за время тренировок ни один деревянный меч не уцелел в его руках дольше пяти минут.

Блэкмур тщательно следил за тем, как растет его подопечный. В трезвом виде он следил из ложи за успехами Тралла и кричал: «Браво, мой зеленый крокодил! Придет время, и мы им всем покажем!» В пьяном виде генерал колотил Тралла бутылками из-под виски.

Как-то раз, ворвавшись в комнату, где Тралл сидел за партой, записывая очередную лекцию сержанта, Аделас Блэкмур хлопнул об стол пачкой увесистых томов.

— Сержант, откуда в программе у орка вся эта околовоенная муть? — Он взял одну книгу. — «Тактика рыцарей в боевых примерах» — при чем здесь рыцари? Швак, «Я был адьютантом Лотара» — сомнительной полезности вранье. А вот Гнумель, «Пилот гирокоптера». Тралла даже дирижабль не поднимет. Или вот этот гадостный перевод с эредруинского — Маннорот, «Утерянные победы». Зачем вся эта оркегемата?

— Все эти книги нужны для того, чтобы привить бойцу стратегическое мышление, — нашелся сержант, задумавшись на мгновение.

Он очень не хотел признаваться, что книги принесла из библиотеки Тарета Фокстон, которая теперь приходилась Траллу сводной сестрой. Она вовсю пользовалась связями отца, чтобы добывать для орка редкие книги по истории, а сержант закрывал глаза на то, что между страницами книг иногда попадаются записки.

В своих посланиях орку Тарета рассказывала о своей жизни в замке и о том, какие нехорошие и плотоядные взгляды все чаще бросает на нее генерал. Она жаловалась на то, что Блэкмур все чаще зажимает ее по углам, на то, что он противно храпит по ночам и имеет дурную привычку перетягивать на себя во сне одеяло, из-за чего Тарета постоянно просыпается с насморком.

В своих записках, накарябанных неуверенной орочьей лапой, Тралл на полуграмотном всеобщем рассказывал о своей жизни гладиатора и о своем соседе по одиночной камере — маленькой белой мыши, которой кто-то дал кличку Чарли.

Раскрытый секрет мог обернуться неприятностями для всех, но в этот день Блэкмур по своему обыкновению был нетрезв и не догадался внимательно перетряхнуть хотя бы несколько томов.

53KB

— Какое стратегическое мышление? — размахивал он книгой. — Зачем оно орку? Кто даст ему командовать теперь, когда Орды больше нет и никогда не будет? Даже если ради смеха сделать орка командующим, кто станет подчиняться зеленому чудовищу?

— А сколько у нас орков в лагерях? — спросил вдруг сержант.

Блэкмур как-то быстро притих и положил книгу на стол.

— Ладно, сержант, если ты считаешь, что стратегическое мышление поможет гладиатору, так тому и быть. Ты ведь у меня самый опытный инструктор, и я тебе доверяю. Стратегия, тактика, осадное искусство — пусть Тралл пройдет все эти предметы. Я вам даже пришлю макет крепости Штормового в качестве наглядного пособия.

И он тихонько прикрыл за собой дверь.

Воображение у Аделаса Блэкмура разыгралось не на шутку. В мечтах генерала его протеже обернулся могучим стратегом и умелым предводителем, преданным лично ему. Орки-военнопленные стали мощной армией, преданной Траллу. И вся эта зеленокожая братва уже разворачивала осадные машины у ворот Штормового — города, так и не оценившего Аделаса Блэкмура по достоинству.

Генерал считал себя несправедливо обделенным. Карьера его уже давно застряла на должности заштатного генерала-тюремщика. Сам он считал, что ему мешал в продвижении ярлык сына врага народа (Блэкмур-старший перешел на сторону Орды в Первую войну). Справиться с проблемой Блэкмур хотел, прославившись как храбрец и сорвиголова, — но заработал лишь репутацию пьяницы. Собственная армия орков показалась Блэкмуру хорошей возможностью справиться с упрямой судьбой.


Так молодой Тралл стал в глазах Блэкмура его билетом к власти и богатству. И на несчастного деревенского орка обрушились и новые задания, и новые побои. «Моя голова не есть это мочь!» — орал он, когда ему разъясняли тонкости конструкции гномьих боевых машин или заставляли учить военный кодекс эльфов «Сокрытое меж ушей».

— Может-может! Голова все может, — отвечал Блэкмур и пояснял мысль на примере взаимодействия орочьего черепа и бутылки виски.

Тяжелое положение орка отразилась в его письмах к Тарете:

«Милая Тарета Таммисовна. И пишу тебе письмо. Нету у меня ни отца, ни маменьки, только ты у меня одна осталась. Вчерась была мне выволочка. Генерал выволок меня за волосья на двор и отлупил пассиком за то, что я точил меч и по нечаянности колесо сломал. А на неделе мне дали чистить лошадь, а я начал с хвоста, а хозяин взял ейную морду и начал мне в харю тыкать.

А еды нету никакой. Утром дают хлеба, в обед каши, к вечеру хлеба, а ночью вообще ничего. Пожалей хоть ты меня, сиротинушку несчастную, а то меня все колотят и кушать страсть как охота, а тоска такая, что и сказать нельзя. А намедни гном, который гладиатор, меня молотом по голове ударил, так что упал и насилу очухался...»

Сестра, которой и самой доставалось от генерала, пришла в ужас и решила действовать. Под самым носом Блэкмура (буквально в его собственной спальне) началась разработка коварного плана побега. Ключом к успеху должен был стать рецепт огненной смеси из редкой магической книги «Поваренная книга мага-арканиста».

Тарета задумала поджечь несколько бараков, чтобы создать панику. «Но погибнут орки!» — «Не бойся, Тралл. Если сделать это во время обеденной прогулки, никто не пострадает!» Тралл в это время должен был накинуть человеческое тряпье и выскочить за ворота к долгожданной свободе.

«Я смогу создать напалм из общедоступных и открыто купленных ингредиентов общей стоимостью в 98 серебряных монеток, — писала Тарета. — Сначала мы возьмем машинное масло, шоколадный крем и пару луковиц, тщательно смешаем и охладим. Более легкие фракции нефти поднимутся наверх. Конечную стадию я здесь описать не могу, но скажу, что она включает в себя сложный процесс фильтрования».

Побег из крепости Дурнхолд

— Крапивой секлись, котлеты куда-то выносят... Может, побег готовят? Или что похуже...

х/ф «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен»

51KB

К лету пьяные выходки Блэкмура окончательно довели до ручки и Тарету, и многострадального орка. Все кончилось тем, что в один прекрасный день Тралла заставили сражаться на арене девять раз подряд. Восемь боев орк выиграл, но раны и усталость давали о себе знать. Сил у Тралла не осталось. Девятым бойцом был огромный людоед. Он вышел на песок, увидел, что Тралл уже с трудом стоит на ногах, пожал плечами, размахнулся и огрел его дубиной.

— Не упал... — пробормотал орк, пошатнувшись.

Но второй удар дубины обеспечил людоеду чистую победу нокаутом. В крепости и без того полумертвому орку всыпал Блэкмур за позорное поражение и потерянные деньги.

Оставаться в крепости орку было опасно для жизни. Через несколько дней, как только раны Тралла зажили и его начали выпускать во двор, он написал Тарете очередную записку с кодовым словом «Гром» и оставил ее под камнем. Ответная записка с отзывом «Ренд» означала, что орочьи бараки будут заминированы ночью и подожжены в обед следующего дня.

Но, несмотря на хитроумный план, дела с самого начала пошли наперекосяк.


Продолжение следует...

Статьи появляются на сайте не ранее, чем через 2 месяца после публикации в журнале.
ЧИТАТЕЛЬСКИЙ
РЕЙТИНГ
МАТЕРИАЛА
9.7
проголосовало человек: 185
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
«назад
«История Азерота: Часть XVII


вперёд»
История Азерота: Часть XIX»
Все статьи серии:
История Азерота: Часть I
История Азерота: Часть II
История Азерота. Часть III
История Азерота. Часть IV
История Азерота. Часть V
История Азерота. Часть VI
История Азерота. Часть VII
История Азерота. Часть VIII
История Азерота. Часть IX
История Азерота. Часть X
История Азерота. Часть XI
История Азерота. Часть XII
История Азерота. Часть XIII
История Азерота: Часть XIV
История Азерота: Часть XV
История Азерота: Часть XVI
История Азерота: Часть XVII
История Азерота: Часть XVIII
История Азерота: Часть XIX
История Азерота: Часть XX
История Азерота: Часть XXI
История Азерота: Часть XXII
История Азерота: Часть XXIII
История Азерота: Часть XXIV
История Азерота: Часть XXV
История Азерота: Часть XXVI
История Азерота: Часть XXVII
История Азерота: Часть XXVIII
История Азерота: Часть XXIX
История Азерота: Часть XXX
История Азерота: Часть XXXI
История Азерота: Часть XXXII
История Азерота: Часть XXVIII
История Азерота: Часть XXXIV
История Азерота: Часть XXXV
История Азерота: Часть XXXVI
История Азерота: Часть XXXVII
История Азерота: Часть XXXVIII
вверх
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования